• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Theodore Gaza's neologisms in -cilla/-cula and the role of sixteenth-century reference books in the formation of ornithological nomenclature

P. 794-818.

Варрон объясняет внутреннюю форму названия птицы motacilla:
«quod semper movet caudam» (Varro LL 5, 76; «поскольку все время
шевелит хвостом»). Следуя этому утверждению, Феодор Газа, автор
латинского перевода «Истории животных» Аристотеля,
напечатанного в 1476 г. и исключительно популярного в XVI в.,
сделал вывод, будто существует слово cilla ‘птичий хвост, гузка’. Он
мог позаимствовать это представление из какого-то глоссария.
Очевидно, именно поэтому при переводе греческих названий птиц с
компонентом ‘хвост’ или ‘гузка’, и только для таких слов, он
образовывал неологизмы на -cilla: πύγαργος (< πυγή+ἀργός, 618b9) —
albicilla, πυρρουράς (< πυρρός+οὐρά, 592b22) — rubicilla, φοινίκουρος
(< φοῖνιξ+οὐρά, 632b28–29) — ruticilla. В то время как в Arist. Hist. an.
618b9 словом πύγαργος названа разновидность орла (у Газы albicilla),
в строке 593b3 это же слово, засвидетельствованное только в части
рукописей и не принятое большинством издателей, встречается в
перечислении птиц, кормящихся у пресных водоемов. Поэтому здесь
Газа переводит его иначе: не albicilla, а albicula. Учитывая
происхождение от πύγαργος, неологизм Газы albicula надо считать не
диминутивом (~белянка), а производным от cūlus ‘зад’ (~белогузка),
образованным, вероятно, по модели obstipecūlus, hirsuticūlus или
sesquecūlus. Существование неологизма Газы albicula заставляет
предположить, что и в неологизме rubecula, использовавшемся Газой
для перевода названия птицы ἐρίθακος, следует видеть не диминутив,
а образование от cūlus, то есть он, вероятно, восстанавливал
внутреннюю форму слова как ἐρυθρός ‘красный’ + θᾶκος ‘сидение,
седалище’.

Регулярность использования композитов, образованных по
модели «цветообозначение + -cilla/-cūla» позволяет сделать вывод,
что «rubecula, silvia» у Газы в Arist. Hist. an. 592b22 отражает не
чтение «πυρρός, ὕλας», как автор считал прежде, а «πυρρουράς, ὕλας»,
то есть Газа включил в свой текст взаимоисключающие чтения,
проиосходящие из разных ветвей рукописной традиции. То же самое
происходит в строке 593b3, где он помещает один за другим переводы
слова πύγαργος и засвидетельствованного в других рукописях на его
месте «ὁ τρύγγας»: «albicūla, tringa». Возможно, это связано с тем, что
в одной из греческих рукописей, которые Газа использовал, глосса,
содержавшая альтернативный вариант, была инкорпорирована в
текст; не исключено, однако, что он целенаправленно совмещал в
своем переводе разные чтения одного и того же слова.
Во второй части статьи на примере этих неологизмов Газы
показано, как «Краткая история птиц, упомянутых у Плиния и
Аристотеля» Вильяма Тернера (1544 г.), первый орнитологический
справочник Нового времени, повлияла на формирование латинской
номенклатуры птиц. Тернер впервые попытался систематически
отождествить с современными английскими и немецкими названиями
птиц названия, упомянутые в «Истории животных» Аристотеля.
Последнего он цитировал в переводе Газы и рассматривал греческие
названия птиц вместе с их эквивалентами из перевода.
Отождествления Тернера были переняты в орнитологическом томе
чрезвычайно авторитетной «Истории животных» Конрада Гесснера
(1555 г.). Поэтому, судя по рассмотренным примерам, греческие
названия в латинской транслитерации и латинские эквиваленты,
введенные Газой, закреплялись в научной номенклатуре именно в тех
значениях, которые предложил Тернер. Перераспределение значений
происходило уже в XVIII в., в связи с введением новых таксонов.