• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Препринт

An effect of valuable skills on drinking patterns in contemporary Russia

В статье обсуждаются результаты попыток автора проверить гипотезу о наличии обратной связи между отдачей от человеческого капитала и злоупотреблением алкоголем. Гипотеза основана на модели спроса на здоровье в узком смысле. Имеется в виду заинтересованность индивида в сохранении своей текущей работоспособности. Согласно гипотезе, этот спрос определяется альтернативной стоимостью досуга. Неработоспособное состояние является источником вынужденного досуга, альтернативная стоимость которого должна включать в себя потерянные заработки. Соответственно, человек с большим заработком и, тем самым, большей альтернативной стоимостью досуга, должен получать более сильный антистимул по отношению к формам поведения, которые угрожают текущей работоспособности. Соответственно, одним из предсказаний этой модели является отрицательный эффект трудового заработка на злоупотребление алкоголем. При этом, возможно также, что чем больше в этом заработке отдача от человеческого капитала, тем сильнее будет этот эффект, т. к. альтернативная стоимость человеко-часа должна быть выше у обладателей большего человеческого капитала. Эта гипотеза проверяется на данных РМЭЗ, а также, для конструирования некоторых контрольных переменных, данных Росстата. Оценивается пробит-регрессия с эндогенными объясняющими переменными для нескольких прокси-переменных, отражающих характер потребления алкоголя. Использование внешних инструментов нацелено на то, чтобы устранить смещение, потенциально связанное с ошибкой в измерении переменных и двусторонней причинностью. Показывается разница между оценками, полученными из обычной пробит-модели и пробит-модели с эндогенными переменными. Релевантность и валидность инструментов оценивается с помощью стандартных тестов из линейной вероятностной ОММ модели. Согласно результатам оценивания, влияние дохода в простой пробит-регрессии оказывается завышенным, а эффект профессионального мастерства заниженным. В первом случае результат может быть объяснен тем, что из эффекта в случае инструментирования вычищается обратное влияние и, возможно, наличием ошибки измерения, связанной с занижением людьми своих доходов. Во втором случае главную роль может играть ошибка измерения. Если допустить, что в исследовании удалось проконтролировать эффекты переменных, предполагаемых конкурирующими гипотезами (основанными на знании «производственной функции здоровья» и ненаблюдаемой гетерогенностью респондентов), результат может быть проинтерпретирован в пользу проверяемой гипотезы.