• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Конец «сильной руки»? Критический дискурс-анализ нормативного взгляда в политической культуре россиян

Эта работа посвящена изучению субъективных смыслов и мотиваций, которые вкладываются современными россиянами в нормативный взгляд на роль «сильной руки» в политической сфере. Он рассматривается как одна из ключевых характеристик авторитарности в политической культуре россиян. Автор исследует, насколько этот взгляд востребован, какова его внутренняя структура, как именно воспроизводится и рационализируется эта ориентация на уровне дискурса. Этот взгляд исследуется с помощью критического дискурс-анализа на данных полуструктурированных глубинных интервью с респондентами из региональных и районных центров, а также сельской местности, входящими в самые консервативно настроенные социальные группы (по итогам количественного исследования на данных «Левада-Центра).

Работа показала, что структура дискурса о «сильной руке» крайне противоречива и неоднородна. С одной стороны, на абстрактном, ценностном уровне взгляд является широко востребованным и устойчиво воспроизводится. «Сильная рука» состоит из семи основных элементов: «целостность», «порядок», «жесткость», «безальтернативность», «персонификация», «антиистеблишмент», «народность». С другой стороны, на личностном уровне, когда добавляется контекст, институциональные альтернативы и т.д., ориентация может существенно терять свою значимость. Однако на дискурсивном уровне не появляется и устойчивых антиавторитарных альтернативных дискурсов.

Автор приходит к выводу, что востребованность «сильной руку» не является следствием «особой» политической культуры, а это констелляция ряда факторов: сохранность институтов авторитарного режима, стратегии адаптации к ним, последствия неудачного демократического транзита и травматичных реформ 1990-х годов, сознательная эксплуатация ориентации политической элитой и т.д. Однако, несмотря на это, есть основания полагать, что ориентация переживает глубокий кризис. И он не может ни сказаться на легитимации политического режима, для которого «сильная рука» является важнейший символическим ресурсом.