• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

ПЕРСПЕКТИВЫ ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА КОНЦЕПЦИИ РИТМА В ПРОЗЕ ПИСАТЕЛЯ СИГА НАОЯ

Аннотация. Проза японского писателя Сиги Наоя (1881–1972), автора «прозы о себе» (сисё:сэцу), пользуется популярностью в Японии и сегодня, однако для западного читателя художественная ценность его текстов остается неочевидной. Как мы показываем в данной статье, для решения этой проблемы мы считаем целесообразным применение методологии феноменологической школы к анализу текстов писателя. К мысли об этом приводит обширный пласт японского опыта изучения текстов Сиги, где исследователи ненамеренно прибегали к методологии феноменологической школы. В частности, мы считаем перспективным применение данной методологии к анализу концепции «ритма», которую мы полагаем ключевой для понимания текстов Сиги. «Ритм» как главный художественный принцип Сиги, по всей видимости, означает максимальную приближенность ритмической организации текста к физиологическому ритму самого писателя. Применимость феноменологической критики, в частности, методологии Женевской школы, к текстам Сиги объясняется следующими ее особенностями: критика сознания рассматривает только феномены, явленные в сознании, что для литературоведения означает исследование только мира произведения, его структур и смыслов, отсутствие привязки к окружающему автора обществу или же каким бы то ни было идеологическим предпосылкам, исследование индивидуального сознания писателя, его опытного ряда, выделение повторяющихся мотивов, образов («паттернов») сознания, уникальных для конкретного автора, использование феноменологическим критиком Э. Штайгером понятия о «ритме» в качестве одного из таких повторяющихся мотивов. В качестве некоторых предварительных выводов, полученных при анализе произведений Сиги с опорой на вышеуказанную методологию, приведем следующие. В прозе Сиги повторяющимися мотивами или «паттернами» сознания выступают «настроение» (кибун), а также приятное или неприятное ощущение (юкай-фуюкай), поскольку очевидно, что поступки большинства его героев объясняются именно фактором ощущения и настроения. Также повторяющимися мотивами можно назвать «пустоту», то есть отсутствие собственного внутреннего мира, и «гармонию», то есть соответствие собственного «ритма» и «ритма» окружающей природы. Если сам «ритм» также считать «паттерном» сознания Сиги, повторяющимся от произведения к произведению, становится возможным объяснить, почему японские читатели в большей степени понимают красоту произведений Сиги. В целом считаем, что применение методологии феноменологической критики сознания к произведениям Сиги Наоя – перспективное направление, которое требует дальнейших исследований.