• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Второе будущее (предбудущее) в древненовгородском диалекте: время или наклонение?

Russian Linguistics. 2019. Т. 43. № 1. С. 1-14.

В статье рассматриваются особенности употребления будущего сложного второго (предбудущего, перифразы буду + л-форма) в древненовгородском диалекте, сопоставляются две противоположные точки зрения на природу конструкции, принадлежащие А.А. Зализняку и Х. Андерсену. Первый называет перифразу предположительным наклонением, второй считает, что конструкция является обычным относительным будущим, аналогичным английскому future perfect.

Будущее время перфекта в языках может обозначать как основной, так и фоновый таксис. Конкретное распределение этих функций по языкам может различаться. Примерами таких различий являются предбудущее в английском и португальском языках. В английском языке футуральный перфект используется для выражения основного таксиса. В португальском основной таксис выражает футуральный перфект индикатива, а фоновый ‒ его структурный аналог в конъюнктиве. Конструкция буду + л-форма в древненовгородском диалекте использовалась для выражения фонового таксиса и этим близка футуральному перфекту конъюнктива в португальском языке и отличается от предбудущего в английском. Судя по всему, перифраза, утратив функцию относительного времени, в древненовгородском дрейфовала в сторону предположительного наклонения ‒ показателя реального условия, однако этот процесс не достиг завершения.

Многие употребления перифразы буду + л-форма находят объяснение только при обращении к прагматическим особенностям контекста: второе будущее могло использоваться как маркер данного, форма 1–го лица ед. числа могло вносить в высказывание имплицитное отрицание.