• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

О текстообразующем потенциале паремического оборота ‘тесто топором не разрубишь’ в рассказе Н. С. Лескова "Железная воля"

Новый филологический вестник. 2018. Т. 45. № 2. С. 84-93.

Статья посвящена изучению паремического оборота тесто топором не разрубишь как своего рода инвариантной программы с мощным текстообразующим потенциалом, разворачиваемым в рассказе Н.С. Лескова «Железная воля» путем последовательной экспликации образов железа и теста как символических аналогов наиболее примечательных свойств национального характера ‒ немецкой воли и русского безволия. Особую значимость приобретают в этой связи противопоставленные железу образы теста, в том числе пирог с морковью и поедаемые на поминках Сафроныча блины, которыми подавился и от которых принял смерть человек железной воли Гуго Карлович Пекторалис. В символическом истолковании это больше чем просто изделия из теста; раскрыть их содержание можно только в контексте указанной паремии в рамках установленной по случаю серийной аналогии вида немец : русский :: воля : безволие :: железо : тесто. Разумеется, в специальном смысле такая аналогия, как и прогнозируемый на ее основе исход противостояния, не имеет силы, но этого, в сущности, и не требуется. Аргументом в пользу превосходства русского безволия-теста над немецкой волей-железом становится, как это ни парадоксально, как бы невзначай подмеченная паремией способность сырого теста противостоять топору, а убедительным иллюстративным примером (exemplum) в статусе прецедента ‒ рассказанная за чаем «достоверная» история про Гуго Карловича Пекторалиса. Включенный в рассказ формульный оборот функционирует, таким образом, и как своего рода «текст в тексте», и как возможная его сумма, итог, резюме.