• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Введение

С. 7-40.

Повествование о Льве Давидовиче Троцком, как и о других личностях большого исторического масштаба, нередко страдает от таких стереотипных характеристик, как: «великий», «герои- ческий», «выдающийся», «гениальный», «трагический», «про- тиворечивый». Кажется, сложно рассчитывать на понимание читателя, не использовав эти шаблоны, не ограничив и не «под- чинив» предмет разговора устойчивым фигурам речи. Учитывая эти соображения, следует признать, что, в самом общем смысле, эта книга посвящена Троцкому. Но важнее, что это — сборник разных текстов, посвященных образу революционера в культур- ной памяти России, и вместо главного героя в ней представлено множество действующих лиц российской истории минувшего столетия. Все они «писали жизнь» и Троцкого, и — через созда- ваемый ими образ Троцкого — свою собственную жизнь. Внешне не всегда сводимые друг к другу, в совокупности их нарративы образуют многослойное пространство культуры.

В книге

СПб.: Русская христианская гуманитарная академия, 2017.