• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

О любопытстве и смежных понятиях в русском языковом сознании

Статья посвящена изучению любопытства в плане концептуальной его конфигурации в русском языковом сознании. Обращение к Национальному корпусу русского языка представляется в этой связи тем более оправданным и необходимым, что содержание анализируемого концепта, как и экспликация связанных с ним ситуаций и установок мнения, не представлено в «готовом виде» ни в одном из отдельно взятых случаев употребления, а реконструируется на совокупности всех возможных употреблений. По данным Национального корпуса русского языка, рус. любопытствовходит в отношения дополнительности с интересомудивлениемволнениемнетерпениемнадеждойжеланиемскукойпраздностьюпорокомпохотьюгрехом, позволяющими реконструировать основные ситуации любопытства в отношении к сопутствующим переживаниям, поступкам и действиям, а также базисным установкам мнения, задающим оценку анализируемого чувства сообразно избираемой по случаю «концептуальной схеме» как любопытства- познавательного интереса, любопытства-скуки, любопытства-праздности или любопытства-греха. Судя по засвидетельствованным употреблениям, приложимые к любопытству предикаты варьируются в зависимости от позиции в синтаксической структуре высказывания. В функции семантического объекта к любопытству приложимы предикаты испытыватьвнушатьудовлетворятьвыказыватьсдерживатьскрывать; в функции субъекта - появлятьсяпросыпатьсяохватыватьснедатьраспиратьтерзатьпобеждатьговоритьзаставлятьодолеватьпобуждатьгубить и проч. В метафорическом отображении рус. любопытство определяется в терминах пропозициональной модели других предметных областей, о чем свидетельствуют избираемые по случаю дескрипции вида говоритьсоветоватьруководить (‘внутренний голос’), просыпатьсяпробуждаться (‘живое существо’), мучитьгрызтьглодать (‘злобный зверек’), влечьпобуждатьодолевать (‘неподвластная сила’), разгоратьсяразжигатьсяжечь (‘огонь’) в функции семантического предиката. Причем аргументом в пользу такого употребления, а заодно и интерпретантом метафорической транспозиции, служит не подлежащее сомнению мнение, что для обозначения особо примечательных свойств любопытства нет более подходящих вспомогательных объектов, кроме разве только внутреннего голоса, силы, огня и живого существа.