• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Нарратив воспоминания в английском перволичном ретроспективном романе ХХ века

Цель статьи – описать, типологизировать и осмыслить особенности, которые привнес в поэтику английского романа ХХ века нарративный модус воспоминания.

Проблемное поле исследования связано с тем, что изображение процесса воспоминания как способа повествования о прошлом усложняет традиционную систему нарративных модусов и приводит к формированию специфической поэтики. В ХХ веке английский ретроспективный роман осваивает художественное изображение прошлого не только как письменного документа или устного рассказа, но и через нарративизацию воспоминания.

Материалом послужили одиннадцать английских перволичных ретроспективных романов: «Солдат всегда солдат» Форда, «Глотнуть воздуха» Оруэлла, «Возвращение в Брайдсхед» Во, «Танец под музыку времени» Поуэлла, «Свободное падение» Голдинга, «Море, море» Мердок, «Водоземье» и «Последние распоряжения» Свифта, «Остаток дня» Исигуро, «Любовный эксперимент» Мантел, «Любовь и так далее» Барнса.

В рамках историко-литературного подхода, используя сравнительно-сопоставительный метод и, прежде всего, нарратологическую методологию анализа, автор статьи предлагает типологизирующее описание таких поэтологических категорий, как образ нарратора, хронотоп, повествовательную инстанцию читателя и система нарративных модусов (воспоминания, документа и рассказа).

Отталкиваясь от бахтинского определения «романа становления», мы определяем наши романы как романы восстановления. Во всех исследуемых романах герой-повествователь находится в пограничной ситуации (смерти, экзистенциального кризиса, увольнения, развода), что и является стимулом обратиться к прошлому. Обычно повествователь принадлежит к интеллектуально-творческому кругу (художник, писатель, режиссер, учитель) и склонен к саморефлексии.

Перемещение во времени коррелирует в романах с пространственным перемещением (хронотоп дороги). Прошлое восстанавливается в процессе поездки-возвращения (случайной или сознательной) или разворачивается в поездке по незнакомому маршруту.

У Во и Поуэлла воспоминание автокоммуникативно: нарратор восстанавливает прошлое в рамках собственного сознания. В этом случае важная роль принадлежит имплицитному читателю, который, отмечая повторы, лакуны и противоречия, придает целостность нарративному миру. Вспоминающий читатель не ограничен индивидуально-частной историей, но через систему аллюзий разделяет с персонажами и культурное прошлое.

Однако модус воспоминания может входить в «симбиотические» отношения с двумя историческими предшествовавшими ему модусами, что способствует большей адресованности. У Голдинга и Мердок через письменный модус (металитературные отступления и рефлексия повествователей-писателей) роман пытается обрести статус объекта посюсторонней действительности (текста, книги, культурного артефакта).

При соединении с устным модусом воспоминание вербализуется через голос или систему голосов, обращенных друг к другу и/или читателю. В результате читатель у Голдинга, Мантел и Барнса становится участником художественного мира произведения.

В романах Форда, Свифта и Исигуро противоречиво смешиваются все три модуса, что связано, соответственно, с темами вины и суда совести, с идеей всеобщей взаимосвязи времен и с проблемой ненадежного нарратора. В проницаемости модусов проявляется тенденция романа XX века релятивизировать онтологические, временные и нарративные границы.