• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Литературно-художественное восприятие права в его современных толкованиях

С. 129-136.

Человек, который одновременно является и субъектом права, и участником определенного культурного сообщества (не говоря о других социальных группах, в которых человек принимает участие), без труда может соединять в своем мышлении, восприятии, чувстве правовые тексты и литературные образы (наряду с этическими, эстетическими и прочими), комбинируя их и получая в качестве результата определенное мировоззренческое кредо, на основе которого он будет судить о происходящих вокруг него событиях. Если говорить о взаимосвязи права и литературы в этом смысле, то она, несомненно, здесь имеет место. Все связано со всем в силу известного философского принципа всеобщей связи. Но вот можно ли такую связь права и литературы трансформировать в некую новую методологию постижения и объяснения права – на этот вопрос ответ, как нам представляется, далеко не очевиден. Комбинация знания о правовых текстах с этическими, литературными образами, несомненно, обогатит внутренний мир отдельного человека, повысит его личную культуру (как правовую, так и общую). Но художественно-образное восприятие субъективно (мы не будем рассуждать здесь о коллективном авторстве эпосов, сказок, мифов и проч.), поэтому субъективными останутся и суждения личности, основанные на комбинации правовых текстов с литературными (художественными) образами (равно как и сами эти образы будут субъективными в смысле зависимости от воображения их автора). А на такой субъективной платформе трудно построить фундамент для объективного научного знания о праве, но легко дать импульс для развития нигилизма, утверждающего о произвольном характере права.

В книге

Под редакцией: В. Графский М.: НОРМА, 2014.