• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдена 41 публикация
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Гюлумян В. Г. Lex Russica (Русский закон). 2017. № 7. С. 139-153.

В статье рассматриваются эволюция представлений об административной ответственности и тенденции развития данного вида юридической ответственности. В советском и современном российском праве под административной ответственностью понимаются различные правовые явления - административный порядок привлечения к ответственности, ответственность за административные правонарушения и общая юридическая ответственность за правонарушения, характеризующиеся сущностными отличиями. Так, административный порядок привлечения к ответственности характеризуется назначением наказания в упрощенных процедурах административным органом, действующим вне поля судебного контроля, и имеет своим предназначением оперативное обеспечение исполнения нормативных предписаний органов местной и центральной власти посредством карательных мер. В статье отмечается, что начиная с 60-х гг. XX в. в законодательстве предусматривается судебный порядок назначения отдельных взысканий (исправительные работы, административный арест, выселение в специально отведенные местности и др.), устанавливается судебный контроль над административными органами при назначении штрафа и определяется признак виновности противоправного деяния как основания для ответственности. Тем самым ограничивается применение административного порядка привлечения к ответственности, создаются условия для появления нового механизма - ответственности за административные правонарушения, которая окончательно формируется с систематизацией законодательства и принятием Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях и КоАП РСФСР 1984 г. Автор анализирует ключевые понятия, связанные с административной ответственностью, и приходит к выводу о том, что смысловое отождествление советским законодателем понятия «административное правонарушение» с понятием «правонарушение», воспринятое в КоАП РФ 2001 г., стало системной ошибкой, которая привела к утрате пределов и критериев регулирования и со временем превратила ответственность за административные правонарушения в общую юридическую ответственность за правонарушения. Такие изменения деформировали механизмы юридической ответственности и превратили законодательство об административных правонарушениях в платформу для широкого применения несоразмерных санкций. В статье исследуются возможности решения указанной проблемы и выявляется необходимость существенного пересмотра всего законодательства, в том числе уголовного, на основе принципа соразмерности наказаний

Добавлено: 6 января 2018
Статья
Рождественская Т. Э. Lex Russica (Русский закон). 2011. № 6.
Добавлено: 4 апреля 2012
Статья
Алебастрова И. А. Lex Russica (Русский закон). 2017. № 1. С. 35-49.

В статье исследуются проблемы соотношения политики интеграции и адаптации современных государств по отношению к национальным меньшинствам. Данный вопрос исследуется в контексте более емкой проблематики современной демократии, одним из важнейших атрибутивных признаков которой является наличие эффективных механизмов представительства и защиты интересов и прав меньшинств. Одним из видов меньшинств, нуждающихся в особом внимании со стороны государства, являются этнические меньшинства, включающие коренные малочисленные народы, «старые» и «новые» национальные меньшинства.

Добавлено: 3 марта 2017
Статья
Алебастрова И. А. Lex Russica (Русский закон). 2013. № 1. С. 34-46.

В статье анализируются причины и проявления активизации роли конституционно-правовых механизмов управления обществом во время экономического кризиса. Данная тенденция затрагивает прежде всего демократические государства. Автор исследует не только современные, но и исторические аспекты. Возрастание роли конституционно-правового регулирования в кризисные периоды имеет комплексный характер: задействованным оказывается множество конституционно-правовых институтов. Автор находит, что повышение значимости конституционно-правовых ресурсов управления в кризисные эпохи вполне закономерно и анализирует причины данного явления.

Добавлено: 19 ноября 2015
Статья
Энгельгардт А. А. Lex Russica (Русский закон). 2015. № 11. С. 56-64.

Любое уголовно-правовое исследование ответственности за государственные преступления ввиду их связи с политикой возможно только исходя из соответствующего социально-исторического контекста. Собственно, это и определяет интерес к монографическому исследованию "Государственные преступления в уголовном праве России в ХХ веке", вышедшему в издательстве "проспект". Авторы осуществили диахронное сравнительно-правовое исследование, охватывающее два исторических массива: генезис и эволюцию институтов власти, генезис и эволюцию уголовно-правового обеспечения ее функционирования.

Положив эту информацию в основание оценки качественной особенности государственных преступлений . можно признать, что предметное содержание круга благ, составляющих объект уголовно-правовой охраны соответствующих норм, настолько расплывчат, что делает понятие государственных преступлений условным. Далее, проиллюстрировать опасность характерного для советсткого времени, но сохранившегося до настоящего момента символического понимания значения установления и применения ответственности за государственные преступления. Наконец, очерки расширяют информационную базу затронутой в порядке постановки вопроса проблематики определенности запретов государственных преступлений. 

Добавлено: 15 марта 2016
Статья
Алебастрова И. А. Lex Russica (Русский закон). 2014. № 12. С. 1389-1398.

В статье анализируются проблемы соотношения государственного суверенитета как одного из наиболее признанных принципов конституционализма, и принципа ограничения государственной власти как его главной идеи, составляющей его смысл. Автор приходит к выводу о том, что их совместимость достижима лишь в рамках концепции ограниченного государственного суверенитета, в частности – суверенитета как ответственности, получающей в последние годы все более широкое распространение в западной доктрине международного и конституционного права. По мнению автора, положения Конституции Российской Федерации с данной концепцией вполне совместимы. Ее признание российской доктриной будет способствовать  укоренению в идеологии и психологии российского общества прав человека как важнейшей ценности.

Добавлено: 13 ноября 2015
Статья
Русинова В. Н. Lex Russica (Русский закон). 2014. № 9. С. 1043-1050.

Анализируя соответствие интернирования установленному в международном праве прав человека требованию «законности», автор приходит к выводу о том, что Второй Дополнительный протокол о защите гражданского населения в вооружённых конфликтах немеждународного характера 1977 г. – вопреки широко представленной в науке международного права и используемой на практике точке зрения – не может служить правовым основанием для применения этой меры. Таким основанием могут быть  национальные нормативно-правовые акты или соответствующие требованиям «законности» акты международного права. Однако Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. возлагает на государства-участники повышенные обязательства по соблюдению права на свободу личности, в свете которых в отсутствие отступления от данного права интернирование, осуществлённое на основе национального права, будет противоречить п. 1 ст. 5 этой конвенции. Кроме того, позиция Европейского суда по правам человека состоит в том, что резолюции Совета Безопасности не могут рассматриваться как налагающие на государства обязанность интернировать без предъявления задержанным лицам обвинения и без предоставления правовых гарантий.

В статье обосновывается вывод о том, что для целей установления объёма и содержания процессуальных прав и гарантий, которые должны предоставляться интернированным гражданским лицам, следует обращаться к нормам международного права прав человека, которые также применимы в вооружённых конфликтах немеждународного характера. Увеличение количества прав и свобод, от которых не допускается отступление, а также появление массива как договорных, так и обычно-правовых норм международного права, посвящённых борьбе с насильственными исчезновениями, повлияли на развитие объёма прав и гарантий, которые должны предоставляться лицам, задержанным в ходе вооружённых конфликтов. В частности, к таким гарантиям относятся: habeas corpus; право на проверку законности задержания независимым и беспристрастным органом; право быть проинформированным о причинах интернирования; право на получение юридической помощи; право быть зарегистрированным и содержаться в официально признанных местах интернирования.

Добавлено: 9 марта 2016
Статья
Гальперин М. Л. Lex Russica (Русский закон). 2018. № 3 (136). С. 9-22.

В статье автор анализирует применяемые в исполнительном производстве ограничения прав должника (исполнительные действия) с точки зрения признаков юридической ответственности. На примере ограничения права на выезд за рубеж, на использование специальных прав, а также размещения информации о должнике в общедоступном реестре исполнительных производств, делается вывод о том, что в исполнительном производстве, помимо мер, признанных законодателем и правовой доктриной мерами ответственности, существует ряд мер принуждения, которые формально не признаются мерами ответственности, однако, исходя из ряда признаков ответственности, практики их применения могут быть признаны таковыми. Соответствующие меры представляют собой меры косвенного принуждения, т.е. направлены на понуждение самого должника исполнить требование исполнительного документа. Указанное не должно влечь за собой снижение уровня правовых гарантий для должника как адресата таких мер.

Добавлено: 5 апреля 2018
Статья
Ильин А. В. Lex Russica (Русский закон). 2007. № 6. С. 1208-1212.
Добавлено: 1 февраля 2012
Статья
Грачева Ю. В. Lex Russica (Русский закон). 2011. № 1. С. 68-79.

В статье рассматриваются оценочные понятие, используемые законодателем при описании признаков состава преступления, проводится их классификация и обосновывается, что центральное место среди них занимает насилие. Рассматриваются функции насилия в уголовном праве. Доказывается, является оценочным понятием. Предлагаются способы по ограничению судейского усмотрения при применении норм, содержащих понятие насилия.

Добавлено: 4 марта 2013
Статья
Грачева Ю. В., Чучаев А. И., Коробеев А. И. Lex Russica (Русский закон). 2015. Т. CI (№ 16). № 4. С. 71-80.

В статье дается анализ изменений и дополнений в нормы об уголовной ответственности за транспортные преступления, осуществленных Федеральным законом от 31.12.2014 № 528-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросу усиления ответственности за совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения", в частности рассмотрены положения примечаний к ст. 264 УК РФ, раскрыты признаки нового состава преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ (нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию). Особое внимание уделено теоретическим дискуссионным вопросам и т.д.

Добавлено: 23 февраля 2016
Статья
Лютов Н. Л. Lex Russica (Русский закон). 2013. Т. LXXIV. № 5. С. 495-508.

В статье анализируется возможность существования императивных норм общего международного права (jus cogens) в международном трудовом праве. Нормы jus cogens – это высший по иерархии источник международного права, которому не могут противоречить никакие международные договоры и иные источники международного права. Между тем, в отечественной и зарубежной доктрине трудового права существует чрезвычайно большой разброс мнений по того, что следует включать в состав норм jus cogens в международном трудовом праве. Можно утверждать, что представители науки трудового права значительно либеральнее относятся к возможному перечню норм jus cogens в международном трудовом праве, чем специалисты по международному праву.

С учетом возможности появления нормы jus cogens без согласия суверенного государства, консервативной практики международных судебных органов в отношении данного вида правовых норм, а также опасности использования данной концепции не для защиты прав человека, а в чисто политических целях, в статье предлагается осторожное отношение к этим нормам. На основании решений международных судов, состоявшуюся легитимацию норм jus cogens в международном трудовом праве можно констатировать в отношении запрета дискриминации, а также запрета рабства как экстремальной формы принудительного труда. Применительно к другим, пусть и важнейшим, правам человека в сфере труда корректно говорить лишь о возможности их становления в качестве норм jus cogens.

Добавлено: 13 мая 2014
Статья
Маркунцов С. А. Lex Russica (Русский закон). 2016. № 2. С. 100-109.

Конструкция правовой (юридической) оценки, имея широкое применение в контексте уголовного права, институционально мало исследована на уровне соответствующей отрасли права. В данной статье анализируется понятие правовой (юридической) оценки, рассматриваются элементы ее структуры (объект, субъект, основание и характер), специфика ее проявления. В статье исследуется процесс использования данной конструкции в рамках отрасли уголовного права, в частности, затрагивается вопрос о рассмотрении квалификации преступлений (уголовно-правовой квалификации) как разновидности правовой (юридической) оценки. Как показал анализ литературы, в доктрине уголовного права правовой (уголовно-правовой) оценке подвергались отдельные виды и разновидности преступлений, объекты преступного посягательства, отдельные признаки объективной стороны преступления, действия, преступность которых может исключаться, отдельные институты уголовного права, некоторые статьи УК РФ, отдельные уголовно-правовые категории. Автором обосновывается тезис о том, что конкретные уголовно-правовые запреты должны подлежать комплексной оценке. Уголовно-правовой запрет должен оцениваться: как нормативно-правовое предписание, законодательная юридическая конструкция, закрепляющая все возможные варианты (модели) преступного поведения, признаваемого в соответствии с уголовным законодательством противоправным в конкретно-исторический период; как формальное государственно-властное веление нормативного характера, содержащее обязанность лица не совершать (воздерживаться от совершения) общественно опасные деяния, признаваемые уголовным законом противоправными, интерпретирующее общественные отношения сквозь призму механизма уголовно-правового воздействия. Автор приходит к выводу о том, что применительно к конкретному уголовно-правовому запрету оценке подлежат его социальная обусловленность и обоснованность, а также смысловое содержание и форма его изложения как уголовно-правового предписания; одновременно — практика реализации конкретного запрета, то есть его оценка как государственно-властного веления нормативного характера. Правовая оценка уголовно-правового запрета, состоящая в установлении его существенных свойств и признаков, направленном на выявление его общественной ценности, обусловлена двойственностью его социально-правовой природы. Этим во многом обусловлены основания оценки соответствующего запрета, которые также зависят от выбора субъекта оценки. Комплексная правовая оценка конкретного уголовно-правового запрета, обладая объективно-субъективным характером, должна отражать в себе оценки его различных ипостасей, выступая мостом, соединяющем теорию и практику.

Добавлено: 6 марта 2017
Статья
Лютов Н. Л. Lex Russica (Русский закон). 2010. № 4. С. 781-807.

В статье рассматриваются  неформализованные источники международно-правового регулирования труда.

Добавлено: 15 мая 2014
Статья
Грачева Ю. В. Lex Russica (Русский закон). 2012. Т. LXXI. № 3. С. 507-522.

Статья посвящена выявлению и оценки источников судейского усмотрения в норме, об освобождении от наказания в связи с болезнью, и разработке рекомендаций по ее законодательному совершенствованию

Добавлено: 20 декабря 2012
Статья
Есаков Г. А. Lex Russica (Русский закон). 2017. № 11. С. 93-99.

Статья посвящена вопросу текущего отражения в российском уголовном праве специфической концепции международного гуманитарного права – командной ответственности. Автор прослеживает имплементацию соответствующих норм в русском и советском законодательстве и затем обращается к УК РФ 1996 г. Он приходит к выводу, что полной схемы такой ответственности в действующем УК нет, поскольку ни Общая часть в части соучастия, ни Особенная часть в связи с отдельными составами не предусматривают уголовной ответственности командиров. Как следствие, имеются сложные уголовные дела, в которых уголовная ответственность могла бы быть надлежащим образом обоснована только с использованием концепции командной ответственности.

Добавлено: 15 августа 2018
Статья
Грачева Ю. В., Чучаев А. И. Lex Russica (Русский закон). 2015. Т. C (№ 15). № 3. С. 112-124.

Статья посвящена первому российскому учебнику уголовного права, изданному в феврале 1815 г. Авторы вначале абрисно очерчивают состояне уголовно-правовой науки конца XVIII- XIX в., оказавшее соответствующее влияние на взгляды О. горегляда, отраженные им в "Опыте начертания российского уголовного права", затем раскрывают структуру издания, имеющую специфику как в систематизации материала, так и в его делении на параграфы, по своему объему и содержанию напоминающие дефиниции уголовно-правовых понятий и т.д.

Добавлено: 23 февраля 2016
Статья
Грачева Ю. В. Lex Russica (Русский закон). 2014. Т. XCIII. № 8. С. 947-957.

В статье выявлены источники судейского усмотрения в уголовном праве и оценены перспективы их дальнейшего существования в уголовном законе

Добавлено: 14 марта 2015
Статья
Масленникова С. В. Lex Russica (Русский закон). 2016. Т. 25-CV. № 1. С. 111-115.

Автор отмечает, что российские органы вынуждены соблюдать правила конкуренции, установленные в правовых актах и сложившиеся на практике. Основания есть для этого. Президент проводит консультации с представителями партий и бизнеса. Правительство создает свои консультативные площадки. Несколько партий представлено в парламенте. Другие органы включены в правила конкуренции также. Хотя эксперты оценивают качество конкуренции не всегда положительно.

Добавлено: 9 марта 2017
Статья
Сорокин М. Ю. Lex Russica (Русский закон). 2010. № 5. С. 1176-1779.

В статье анализируется реализация новелл французской конституционной реформы 23 июля 2008 г. в части установления конституционно-правовых гарантий деятельности парламентской оппозиции. Обращается отдельное внимание на сложности, связанные с конструированием формально-юридического определения парламентского большинства, оппозиции и меньшинства. Автор приходит к выводу о том, что институционализация парламентской оппозиции во Франции является, с одной стороны, частью общей тенденции "упадка" классической интерпретации теории разделения властей и, с другой стороны, - результатом более чем полувекового развития политической системы Пятой Республики, которое требовало на современном этапе введения новых конституционно-правовых средств, обеспечивающих баланс между проправительственным большинством и оппозицией в деятельности народного представительства.

Добавлено: 19 декабря 2014
1 2