• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдены 32 публикации
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Литвин Т. В. Платоновские исследования. 2020. Vol. 12. No. 1.
Добавлено: 11 октября 2021
Статья
Darovskikh A. Платоновские исследования. 2017.
Добавлено: 19 февраля 2018
Статья
Гурьянов И. Г. Платоновские исследования. 2019. Т. X. № 1. С. 134-157.

В статье рассматривается использование флорентийским философом-платоником Марсилио Фичино (1433-1499) учения о λόγοι σπερματικοί (семенных логосах), которое он почерпнул из известных ему античных и христианских источников. Область его непосредственного использования - это обозначения метафизических связей, существующих между умопостигаемым и материальным уровнями мироздания, однако метафорические коннотации семян и семени сделали неизбежным апелляцию к данному учению при обсуждении эмбриологии и шире - процессов зарождения жизни. Согласно Фичино, Мировая Душа внедряет в вещи подлунного мира формы и силы посредством «семенных логосов», которые при этом как медиальные сущности сохраняют связь с миром надлунным и умопостигаемым. Несмотря на то, что учение о семенных логосах имело исходно стоическое происхождение, для Фичино обращение к нему, вероятно, было легитимировано авторитетом Плотина. Последний неоднократно использовал «семена» в качестве метафоры для умопостигаемых сущностей. Однако стоическое понимание «семенных логосов» как материального начала, что имманентно содержится в вещах и с необходимостью предопределяет их изменение, Плотин критиковал. Для Фичино использование эмбриологической метафорики и прямых аналогий между действием порождающей силы в теле человека и в «теле» мира служат объяснению, как чисто умопостигаемая сущность (Душа мира) порождает вполне материальные вещи. Плотин в отличие от Фичино никогда не уделял столь подробного внимания обсуждению чисто материальных условий зачатия, как, например, сочетание влаги и тепла. Перипатетическая натурфилософия и натурфилософия Прокла могут дать более адекватный фон для медико-астрологических рассуждений флорентийца в трактате «О жизни». В статье показывается, как семенные логосы соотносятся с другими медиальными сущностями (spiritus, vis, virtus) в философии Фичино.

Добавлено: 22 октября 2018
Статья
Бирюков Д. С. Платоновские исследования. 2019. Т. 1. № 10. С. 107-116.

Григорий Нисский в начале трактата «Против Евномия» приводит цитату из Евномия, где тот, в частности, говорит о «больших и меньших» энергиях, затем же, обсуждая это место по ходу трактата, преподносит слова Евномия так, будто тот учит о приложимости принципа «больше-меньше» не к энергиям, а к сущности. Однако это не соответствует тому, о чем в действительности учил Евномий. И именно на основании этого приписываемого Евномию утверждения Григорий строит немаловажную часть своей философской полемики с Евномием, в рамках каковой он развивает собственную философскую систему, основанную на принципе «больше-меньше». Одно и то же аристотелевское положение, говорящее о невозможности применения дискурса «больше-меньше» в отношении к категории сущности, два оппонента — Григорий Нисский и Евномий — использовали в целях философской полемики друг с другом.

Добавлено: 25 октября 2019
Статья
Макарова И. В. Платоновские исследования. 2017. Т. 7. № 2. С. 127-146.

В данной статье рассматривается вопрос о происхождении философского мифа о пещере, приведенного в диалоге Цицерона De natura deorum (II, 95-96), а также делается попытка его интерпретации. Цицерон утверждает, что автором этого мифа является Аристотель, но не сообщает названия текста, в котором этот миф присутствует. Принято считать, что миф о пещере излагался в несохранившемся диалоге Аристотеля Περὶ φιλοσοφίας, однако отсутствие какого-то намека на образ пещеры, как в сохранившихся текстах Аристотеля, так и в комментаторской литературе, поднимает вопросы об авторской и текстовой атрибуции этого фрагмента. Независимо от способа решения этих вопросов само содержание этого фрагмента заслуживает внимания, поскольку в нем in nuce отражается платоновское и аристотелевское учение о знании, мире и боге, данное сквозь призму цицероновского эклектизма. В настоящей статье делается попытка показать, что 1) между некоторыми текстами Corpus Aristotelicum и данным фрагментом имеется ряд соответствий (смысловых и фактических), которые позволяют принять версию об аристотелевском “мифе о пещере” как правдоподобную, 2) что ряд деталей аристотелевского мифа подразумевают сознательную ориентацию последнего на платоновский миф о пещере с полемическими целями, что, в свою очередь, 3) позволяет интерпретировать аристотелевский миф как отражение учения Аристотеля, каким оно было в период его присутствия в Академии.

Добавлено: 27 января 2018
Статья
Брагинская Н. В., Михайлова (Смирнова) Т. А. Платоновские исследования. 2015. Т. 1. № 2. С. 117-155.

В статье обращается внимание на то, что платоновские реминисценции и аллюзии на диалоги и мысли Платона не делают роман и включенную в него сказку о Купидоне и Психее закодированным платоническим учением. Слишком многое Платону противоречит. Апулей не вуалирует широко известное учение в форме авантюрного романа и не пропагандирует его в столь неудобной форме. «Метаморфозы» несут собственное послание о художественной прозе как новом самостоятельном явлении. Апулей соединяет образы Платона с образами фольклора и мифа, иногда позволяя последним возобладать над первыми. Так платоновское представление о «любопытстве» или суетности как нарушении гармонии души перекрывается в романе мифологическим представлением о нарушении табу. Утверждение ценности искусства и вымысла показано, в частности, на сопоставлении «реальной» башни и горы и этой же башни и горы, попавшей в рассказ старухи. Творческая сила искусства предлагает неплатоновский путь к божественной красоте и бессмертию

Добавлено: 12 октября 2017
Статья
Алиева О. В. Платоновские исследования. 2020. Т. 12. С. 350-355.

Вопрос о «началах» философии в Греции неизбежно связан с ответом на вопрос о том, что такое философия, с разграничением понятий «философия», «мудрость», «наука» и даже «религия». Всегда ли можно провести четкую грань между этими явлениями? М.М. Сасси стремится сохранить многомерность в описании сложного процесса дифференциации знания, который происходил в Греции в VI и V вв. Во многом ей это удается, но, по мнению рецензента, решению задачи препятствует сохранение аристотелевского словаря в описании «досократиков». Так, хотя рецензент согласен с толкованием Metaph. Α.3, 984a1-3 в первой главе, она указывает, что этот пассаж не является достаточным основанием для того, чтобы вместе с Аристотелем приписать Фалесу статус «отца философии». Разумеется, решение вопроса будет зависеть от того, готовы ли мы применять анахронистический термин «философия» к ранним греческим мыслителям, с чем сегодня согласны многие исследователи. Однако, по мнению рецензента, такой шаг неизбежно приводит к априорному определению философии в терминах «рационализма» или «натурализма» (или и того, и другого). При таком подходе иные аспекты ранней греческой мысли - благожелательно и со знанием дела представленные в книге Сасси, в частности, в связи с Эмпедоклом и Парменидом - оказываются философски несущественными.

Добавлено: 29 июня 2020
Статья
Каменских А. А., Каменских В. А. Платоновские исследования. 2021. Т. 14. № 1. С. 203-214.

Рассматриваются две версии гипотезы об оригенизме А.С. Хомякова, сформулированные В.М. Лурье в публикациях 1994 и 2020 годов. Первая из указанных версий гипотезы, устанавливающая связь между эсхатологическими, антропологическими и теологическими концепциями Алексея Хомякова и Оригена Александрийского преимущественно «из духа системы», оценивается как в значительной степени упрощенная и не вполне соответствующая текстам самого Оригена. Так, Ориген, которому якобы вторит Хомяков, предстает здесь как почти чистый неоплатоник, предлагающий учение о рассеянии божественной генады и не допускающий саму «мысль о существовании человеческой личности». Между тем, анализ текстов Оригена показывает, что оценка этого учителя церкви как (нео)платоника выглядит по меньшей мере спорной: у Оригена нет ни следа учения об эманации; «мысль о существовании человеческой личности» у него предельно ясным образом формулируется, скажем, в его учении о свободе выбора, которое именно Ориген вводит в круг христианской мысли. Вера в индивидуальность тварных существ для Оригена настолько значима, что ей он подчиняет всю свою космологию и эсхатологию. Кроме того, в текстах Оригена достаточно ясно постулировано различие между Богом и совокупностью сотворенных умов — различие, предшествующее грехопадению последних и не снимаемое «восстановлением всего». Для верификации второй версии гипотезы Лурье — в соответствии с которой источником хомяковской рецепции идей Оригена оказался второй том «Общей истории христианской религии и церкви» Августа Неандера (1843 г.) — авторами статьи предпринято детальное сопоставление текстов Хомякова и Неандера. На основании такого сопоставления гипотеза о тексте Неандера как концептуальном источнике хомяковского «оригенизма» оценивается как в достаточной мере правдоподобная. Поскольку Лурье (как, собственно, и Неандер) интерпретирует философские и теологические концепции Оригена Александрийского как платонические и даже неоплатонические, обсуждение вопроса о рецепции оригенизма Алексеем Хомяковым помещается в более широкий контекст истории русского платонизма.

Добавлено: 24 июня 2021
Статья
Алиева О. В. Платоновские исследования. 2020. Т. 13. № 2. С. 354-362.

Рецензент отмечает, что книга вносит заметный вклад в изучение интеллектуальной истории Греции в классический и римско-эллинистический периоды, позволяя по-новому взглянуть на первую европейскую школу. Во-первых, уточняется физическое устройство Академии на основании новейших археологических данных. Во-вторых, затрагивается вопрос о публичной репрезентации философии как социальной практики. Далее, подробно рассматриваются внутреннее устройство и функционирование Академии как научной и образовательной институции. Два взаимосвязанных тезиса в этой связи заслуживают, на наш взгляд, особого внимания: Мауро Бонации приводит дополнительные доводы в пользу того, что Академия прекратила свое существование, когда Филон из Лариссы покинул Афины. Антиох из Аскалона, как показал в свое время еще Джон Глукер, никогда не был избранным главой Академии. Но именно к Антиоху восходит идея о том, что с Аркесилаем начался новый период в жизни Академии. Эта схема служила целям Антиоха, так что ей не следует слепо доверяться, как утверждает Гарольд Таррант. В приложении к книге опубликован греческий текст и первый перевод на английский язык «Истории Академии» Филодема, а Мирто Хатцимикали рассматривает этот текст в контексте эллинистической историографии философии.

Добавлено: 24 декабря 2020
Статья
Плешков А. А. Платоновские исследования. 2019. № 2. С. 11-41.

Статья посвящена вопросу об отношении материи ко времени в «Тимее» Платона. Если вечность — это ключевая характеристика идей, а время — мира, то каков темпоральный статус материи? С одной стороны, она существует до устроения космоса, а значит до и вне времени. С другой стороны, материя — принципиально иная идеальной парадигме, а значит не может быть описана с помощью вечности. В таком случае, философия Платона оставляет место для чего-то другого, третьего, наряду с вечностью и временем. В статье выдвигается гипотеза, что обсуждение странного «вдруг», «мгновенности» (τὸ ἐξαίφνης) в «Пармениде» может пролить свет на этот третий темпоральный статус. В статье, во-первых, критикуется возможность описания материи в терминах вечности (по крайней мере, в том же смысле, в каком понимается вечность идей). Во вторых, рассматривается семантика слова ἐξαίφνης в разных диалогах Платона и анализируется роль понятия τὸ ἐξαίφνης в «Пармениде». В-третьих, обосновывается возможность привлечения рассуждения «Парменида» о мгновенности для рассмотрения материи в «Тимее». Наконец, объясняется роль и значение мгновенности материи в философской системе «Тимея».

Добавлено: 19 ноября 2019
Статья
Курдыбайло Д. С., Кузютин Д. В. Платоновские исследования. 2020. Т. 2. № 13. С. 113-137.

В начале платоновского «Пира» Эриксимах предлагает совершить состязание на лучший энкомий Эроту, и всё дальнейшее повествование многократно возвращается к мотиву соперничества. В статье предлагается рассмотреть произнесение семи речей «Пира» как своеобразную игру, в которой есть свои правила, свои победители, а возможно и проигравшие. Поскольку в диалоге нет ни явного установления правил состязания, ни подведения его итогов, предложены следующие шаги. (1) Из ремарок участников состязания извлекаются критерии наилучшей речи, устанавливается, что́ представляет для них трудности, которые они готовы преодолеть ради победы. (2) Анализируется структура каждой речи, обнаруживается, что все они однотипны и состоят из краткого опровержения предшествующего оратора, описания исходной позиции рассуждения (экспозиция) и дальнейшего развертывания этой позиции в виде последовательного изложения тех или иных аргументов (экспликация). Аргументы могут быть даны как простые утверждения либо как опровержение положений предшествующих речей. (3) Обсуждается последовательность произнесения речей и трудности, связанные с переменой их порядка. (4) Предлагается список аргументов, приводимых в каждой из речей, при этом учитывается, что одни аргументы одинаково содержательны при сопоставлении между собой любой пары речей, а другие - только для определенных пар. В итоге дается обобщенная оценка каждого из энкомиев и выстраивается один из возможных вариантов списка победителей состязания. Полученные результаты согласуются с мелкими деталями диалога, которые могут нести метафорическое значение. Особое положение трех победивших энкомиев соответствует особому месту речей Сократа, Агафона и Аристофана, которое уделяется им во многих современных исследованиях «Пира». Проведена формализация возможных критериев и определение "победителя" (с использованием теоретико-игрового и многокритериального подхода) в поэтико-философском состязании семи ораторов, представленного в "Пире" Платона.

Добавлено: 27 марта 2021
Статья
Бирюков Д. С. Платоновские исследования. 2016. Т. 4. № 1. С. 170-184.
Григорий Палама использует принципы единения в различении и неделимой делимости с целью обоснования различения сущности и энергий в Боге. Для прояснения этих принципов он обращается к проблематике тела и его границы, природы и природного, универсального и частного/многого. В этом отношении, ведя речь об универсальном и частном/многом, Палама обращается к формуле троякого способа существования универсалий и отрицает существование универсального вне (до) вещей. Я исследую исторический контекст этой темы, а также как проблематика универсалий представлена в других сочинениях Паламы. Я показываю, что доктрина Паламы включает в себя дискурсы, предполагающие существование универсального до вещей, и делаю вывод о неконсистентности учения Паламы об универсалиях.
Добавлено: 26 октября 2016
Статья
Левина Т. В. Платоновские исследования. 2014. № 1. С. 199-215.

В Логико-философском трактате Витгенштейн пишет о том, что смысл мира должен лежать вне мира. Эту метапозицию называют платонизмом Витгенштейна, который заключается в постулируемой необходимости трансцендентного взгляда. Основания, по которым исследователи сближают позиции Витгенштейна и Платона – проблема обобщения, иерархическая онтология и понятие «логической формы» у Витгенштейна. Раньше платонизм считался исключительно маркером раннего Витгенштейна, но сейчас многие исследователи утверждают платонизм особенностью витгенштейновской мысли, что провоцирует обширные дебаты. 

Добавлено: 29 ноября 2014
Статья
Прокопов К. Е. Платоновские исследования. 2017. Т. 7. № 2. С. 33-54.

Риторика— одна из ключевых тем диалога «Федр». Во второй части диалога Сократ говорит о риторике как о ψυχαγωγία (букв. «душевождение»). Понятие ψυχαγωγία первоначально обозначало процесс призвания мертвых, обращение к душам подземного мира для их явления в мир живых. Вне магического контекста ψυχαγωγία определяется как сила поэтических и риторических приемов, необходимых для убеждения слушателя. В этой статье будет рассмотрен корпус текстов, где встречаются примеры ψυχαγωγία. Анализ этих текстов позволяет судить о влиянии обоих смыслов ψυχαγωγία — буквального и метафорического — на определение риторики в «Федре». 

Добавлено: 15 декабря 2016
Статья
Гурьянов И. Г. Платоновские исследования. 2020. Т. 12. № 1. С. 214-235.

В последние десятилетия произошла качественная переоценка интереса философов-неоплатоников к натурфилософии, в частности к теоретической медицине. В дополнение к широко известным эмбриологическим теориям Гиппократова корпуса, Галена и Аристотеля, были сформулированы принципы неоплатонической эмбриологической теории. В ее основе лежит ряд метафизических принципов, описывающих триаду пребывание-исхождение-возвращение. Имея в виду бинарность родительских ролей, данная теория придает сравнительно большее значение «матери» как актуализирующему началу для пассивной природы, отождествляемой с телеологическим порядком порождения частей тела потомства. Последний является вкладом «отца» в эмбриогенез живых существ и передается вместе с его семенем. Неоплатоническая эмбриологическая теория стремится показать общность метафизических принципов для порождения существ на разных уровнях мироздания: от абиогенеза (порождение насекомых, червей, и других «низших» существ буквально из грязи) до разумных существ. В то же время последние исследования медицинского гуманизма Нового времени показали его влияние на дисциплинарное поле наук о природе и человеке. Одним из парадигмальных произведений этой традиции является эмбриологический трактат Николò Леоничено «О формирующей силе». Первостепенной задачей для него была критика арабского медицинского и натурфилософского дискурса, а также ориентированных на него латинских авторов. Название трактата отсылает к центральному понятию эмбриологической теории Галена, однако Леоничено существенно расширяет контекст обсуждения и круг релевантных для эмбриологии текстов. Представляя новый уровень работы с греческими первоисточниками, он обильно цитирует философов-неоплатоников, транслируя тем самым неоплатоническую эмбриологическую теорию.

Добавлено: 30 июня 2020
Статья
Лечич Н. Д. Платоновские исследования. 2016. № 2. С. 258-278.

В Теэтете (145a–148a) Платон приводит пересказ Теэтета лекции Феодора из Кирены, в которой он демонстрировал несоизмеримость сторон «трехфутового», «пятифутового» и вплоть до «семнадцатифутового» по поверхности квадратов со стороной одного квадратного фута. В данной статье анализируются предложенные в современной науке реконструкции содержания этой лекции. От того, какой методологией пользовался Феодор, во многом зависит наше понимание математики V века в целом и раннепифагорейской в частности.

Добавлено: 26 ноября 2016
Статья
Глухов А. А. Платоновские исследования. 2015. № 2. С. 244-256.
Ответ на рецензию Алексея Романова на книгу автора «Перехлест волны. По- литическая логика Платона и постницшеанское преодоление платонизма» (М.: ВШЭ, 2014), опубликованную в «Платоновских исследованиях», Вып. Ⅰ (2014).
Добавлено: 10 февраля 2016
Статья
Гурьянов И. Г. Платоновские исследования. 2015. № 3. С. 147-197.

Статья представляет собой предисловие к откомментированному переводу введения и глав 1–7 первой книги трактата «О жизни» (1489) виднейшего представителя флорентийского неоплатонизма Марсилио Фичино. Коротко рассматриваются структура, история создания и значение трактата, а также дается характеристика текущему состоянию исследований философии Фичино.  

Добавлено: 3 декабря 2015
Статья
Золотухина А. И. Платоновские исследования. 2020. Т. 13. № 2. С. 209-230.

В статье предпринята попытка понять, как воспринимался Платон французскими риторами XVII в. Это время во Франции — время риторики, когда выходит множество риторических учебников и трактатов, что, однако, не исключает интереса к философу Платону. Прежде всего, в статье дается описание анализируемых источников, самых влиятельных французских «риторик» (от всеобъемлющего труда иезуита Н. Коссена 1619 г. до подчеркнуто светской риторики Р. Бари 1653 г.) и других важных риторических трактатов и «записок». Отдельно приводятся сведения о бытовании платоновских текстов во Франции XVII в. (используемые издания, существующие переводы). На основании упоминаний Платона в названных текстах составляется системное, разделенное на классические составляющие риторики описание того, в чем барочные риторы советуют подражать Платону. Самым важным свойством платоновского красноречия признается величие его стиля, соединенное с изящным слогом, в описании божественных, возвышенных предметов. Однако подражанию Платону находится место не только в части elocutio, но почти во всех разделах риторики. Во второй половине века Платон служит не только образцом для возвышенного риторического стиля, но и вдохновителем возрождения интереса к «повседневной» риторике беседы (франц. conversation), которая становится популярным жанром в аристократических кругах. В связи с этим привлекается внимание к небольшому сочинению Ф. де ла Мота ле Вайе, написанному по заказу канцлера Сегье и специально посвященному чтению Платона: де ла Мот объясняет возможные причины непонимания его современниками истинной ценности платоновских диалогов и призывает по-новому прочесть эти образцы подлинного соединения философии и риторики.

Добавлено: 31 октября 2020
Статья
Литвин Т. В. Платоновские исследования. 2016. № 4.

Статья посвящена анализу взаимосвязи проблемы времени и творения у Августина. Опираясь на библиографию последних десятилетий, можно условно выделить три вопроса, через которые возможен анализ памяти как философско-теологической проблемы, подготавливающий почву для понимания проблемы времени. Во-первых, это вопрос о содержании памяти, а точнее, способности хранить некие содержания, которую можно назвать синтетической способностью. Этот вопрос не только проясняет психологические задачи памяти - возможность хранить впечатления, чувства, собирать воедино образы и, что называется, удерживать в памяти какой-либо опыт мышления. Речь идет о том, что любой синтез как таковой строится на способности памяти конституировать длительность. Второй вопрос посвящен анализу памяти как гарантии самотождествености субъекта. Человек, понятый в его духовном бытии, у Авгуcтина рассматривается через тринитарную схему «memoria-intelligentia-voluntas», которая детально освещена в трактате «О Троице».

Добавлено: 5 ноября 2021
Статья
Гурьянов И. Г. Платоновские исследования. 2021. Т. 15. № 2. С. 745-771.

В исследованиях по истории медицины обращается особое внимание, как эпидемии высокого Средневековья и раннего Нового времени — прежде всего, эпидемии чумы — изменили медицинскую теорию и практику. В медицинском дискурсе начала формироваться особая эпистемология «частных явлений» (particolaria), оказавшаяся в напряженных отношениях со схоластической эпистемологией, занимающейся поиском общих причин явлений. Марсилио Фичино — один из влиятельнейших натурфилософов эпохи Возрождения — развивает свою теорию эпидемий в трактатах «Совет, как противостоять чуме» и «О жизни», опираясь как на современную схоластическую медицину, так и на античных авторов. Он выделяет внешнюю и внутреннюю причину заражения чумой и описывает способы борьбы с заболеванием. Внешняя причина — это констелляции планет, которые вызывают ядовитые испарения в определенных местностях, вызывающие эпидемии. Внутренняя причина отождествляется с неспособностью организма противостоять болезни «изнутри». Я показываю, что, опираясь на различные философские и медицинские традиции, Фичино конструирует «частное явление» Сократа как пример философа, способного противостоять эпидемии чумы «изнутри». Особую роль для аргументации Фичино может иметь свидетельство Авла Геллия. От платонической философской традиции Фичино привносит в медицинский дискурс эпохи достаточно оригинальное представление, что занятия платонической философией способны защитить человека и общество от заражений во время эпидемии или же существенно облегчить течение заболевания.

Добавлено: 31 октября 2020
1 2