• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Контроль и отрицание: взаимодействие значений

Вопросы языкознания. 2014. № 2. С. 3-26.

В статье рассматривается семантическая структура разных типов предикатов и их взаимодействие с отрицанием. В работе анализируются три типа предикатов – физические каузативы (типа налить, вбить, втащить), эмоциональные каузативы (типа злить, расстраивать, обижать, радовать), интерпретативы (типа грешить, баловать, ошибаться).  Их значения состоят из двух компонентов – ‘действие’ и ‘результат’ (физическое состояние, эмоциональная реакция или интерпретация). В сферу действия отрицания может входить либо ‘результат’, либо и ‘действие’, и ‘результат’. Показывается, что для физических каузативов в целом характерно отрицание обоих компонентов, т.е. отрицается сама попытка достичь результата; ср. Он не вылил воду из чайника = ‘Он не выливал воду из чайника’.  У таких физических каузативов указание на ‘действие’ находится в ассерции. Однако для некоторых физических каузативов возможно отрицать только наличие результата; ср. Он не втащил мешок в сарай = ‘Он втаскивал мешок в сарай; Он не втащил мешок в сарай’. У таких физических каузативов указание на ‘действие’ находится в пресуппозиции.

У эмоциональных каузативов и интерпретативов ситуация противоположная: в целом для них характерно отрицание  только эмоциональной реакции или определенной интерпретации, но не действия, вызывающего эту реакцию или интерпретацию: Он не обидел ее своей искренностью  = ‘Он проявил искренность; Она не обиделась’; Он не ошибся, выбрав ее в помощницы = ‘Он выбрал ее в помощницы; Это не ошибка’. У таких предикатов указание на действие находится в пресуппозиции. Однако с некоторыми эмоциональными каузативами и интерпретативами отрицается само действие, вызывающее эмоцию или являющееся предметом интерпретации: Он больше не запугивает нас перспективами увольнения = ‘Он больше не говорит, что уволит нас’; Она не балует ребенка, покупая ему дорогие игрушки = ‘Она не покупает ребенку дорогие игрушки’. У таких эмоциональных каузативов действие имеет статус ассерции.   

В работе делается предположение о зависимости статуса компонента ‘действие’ в семантической структуре предиката и, соответственно, сферы действия отрицания над этим предикатом, от наличия в его значении системообразующего смысла ‘контроль’. Чем выше степень контроля агенса над результатом, тем теснее каузальная связь между действием и результатом и тем более неразрывно соединены в семантической структуре предиката компоненты ‘действие’ и ‘результат’. Тесно взаимосвязанные компоненты ‘действие’ и ‘результат’ принадлежат к одному уровню семантической структуры (ассерция), и действие отрицания распространяется на оба компонента. Такая ситуация характерна для физических каузативов, которые прототипически обозначают целенаправленные высококонтролируемые действия.

Чем меньше степень контроля агенса над результатом и, соответственно, чем слабее и опосредованнее  связь между действием и результатом, тем менее связаны в семантической структуре предиката компоненты ‘действие’ и ‘результат’. Соответственно, эти компоненты принадлежат к разным уровням семантической структуры (пресуппозиция и ассерция), и отрицание естественным образом распространяется только на ассерцию.  Такая ситуация характерна для эмоциональных каузативов и интерпретативов, которые прототипически не обозначают целенаправленных контролируемых действий.

В число промежуточных случаев, где связь между компонентами и их статусы в семантической структуре неоднозначны, и где возможны обе СД отрицания (только над компонентом ‘результат’ или над обоими компонентами – ‘действие’ и ‘результат’), входят физические каузативы со значением усилия, типа втиснуться, впихнуть, втащить (назовем их лаборативами, от лат. ‘труд’), эмоциональные каузативы, допускающие или требующие конативной интерпретации (типа пугать, злить, запугивать, успокаивать), и этические, религиозные и юридические интерпретативы (типа баловать, грешить, нарушать закон). Это объясняется их промежуточным положением на шкале контроля. Для высококонтролируемых физических каузативов семантика большого усилия обозначает снижение степени контроля над результатом (чем труднее осуществить действие, тем менее гарантирован результат) и, соответственно, ослабление семантической связи между компонентами ‘действие’ и ‘результат’, отчего компонент ‘действие’ становится способен переходить из ассерции в пресуппозицию и выпадать из сферы действия отрицания.  Для слабоконтролируемых эмоциональных каузативов и интерпретативов конативность обозначает повышение степени  контроля над результатом и, соответственно, усиление семантической связи между компонентами ‘действие’ и ‘результат’, отчего компонент ‘действие’ становится способен переходить из пресуппозиции в ассерцию и попадать в сферу действия отрицания.