• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Инклюзивные и эксклюзивные идентичности и контакты: роль ценностей и статуса этнической группы

Контекст. Идентичность и контакты в исследованиях порой рассматриваются через призму заложенного в них конфликтогенного потенциала для межгрупповых отношений, приводящих к предубежденности и эксклюзии, особенно в обществах, в которых есть этнические группы с разным статусом. Тем не менее, все же есть определенные механизмы взаимодействия и идентификации, которые могут потенциально смягчить или свести на нет эти вредные эффекты. К ним относятся инклюзивные контакты и идентичности, в частности позитивные инклюзивные идентичности, которые позволяют объединить представителей разных групп. Однако, что детерминирует данные идентичности и контакты? Большим потенциалом в объяснении личностных детерминант позитивности идентичностей, а также выраженности контактов обладает теория индивидуальных ценностей Ш. Шварца.

Цель исследования состояла в изучении роли индивидуальных ценностей и статуса этнической группы в оценке позитивности эксклюзивной и инклюзивной идентичностей, а также в выраженности эксклюзивных и инклюзивных контактов у представителей этнического большинства и меньшинства.

Методика и выборка. Исследование проводилось на выборке этнического меньшинства (русские, проживающие на Северном Кавказе) и на выборке этнического большинства (русские, проживающие в Москве). Общий объем выборки 499 респондентов от 15 до 60 лет, средний возраст 32 года. Для измерения индивидуальных ценностей использовался портретный ценностный  опросник - PVQ-R (Шварц и др, 2012), позитивность этнической, гражданской, региональной идентичностей, межкультурные контакты, монокультурные контакты измерялись с помощью соответствующих методик из опросника проекта MIRIPS (Взаимные межкультурные отношения в поликультурных обществах) (Berry, 2017).

Результаты. В исследовании установлено, что (1) ценности Сохранения лежат в основе позитивности эксклюзивной этнической и инклюзивной гражданской идентичностей у представителей этнического большинства, (2) ценности Открытости изменениям лежат в основе выраженности эксклюзивных монокультурных дружеских  контактов, (3) ценности Самоутверждения лежат в основе инклюзивных межкультурных контактов у представителей этнического меньшинства.

Выводы. Поскольку ценности отражают мотивационную направленность личности, результаты настоящего исследования раскрыли мотивационные основы инклюзивной межкультурной дружбы, в основе которой у русского этнического меньшинства оказались ценности индивидуального фокуса, выражающиеся в достижении социального успеха и высокого статуса. Тогда как ценности социального фокуса, выражающиеся в сохранении традиций, норм и следованию правилам, оказались в основе позитивного отношения к эксклюзивной русской и инклюзивной российской идентичностям у представителей русского этнического большинства. Результаты исследования имеют широкий потенциал для дальнейшего теоретического и практического применения в области межкультурных отношений и их гармонизации.