• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Рождение наук о религии из духа теологии

Статья посвящена изучению непростого вопроса кристаллизации методологии знания о религии (прежде всего сравнительного религиоведения или истории религии, а также психологии религии) в континентальной мысли второй половины XIX — начала ХХ в. Дело в том, что именно на этом материале хорошо прослеживаются методологические трансформации, произошедшие с протестантской либеральной теологией и способствовавшие окончательному формированию институционального научного знания о религии.

В первой части статьи рассматриваются ранние идеи теолога и религиоведа К. П. Тиле, которые касаются соотношения теологии и религиоведения: теология имеет искусственную структуру, свои мировоззренческие позиции она потеряла, а следовательно, подлежит радикальным трансформациям и должна в итоге уступить место беспристрастной эмпирической и сравнительной науке о религии, которая стремится сформулировать ее всеобщие законы. Эти взгляды Тиле широко обсуждались в Нидерландах в рамках подготовки к принятию образовательного закона 1876 г. и были в итоге частично в нем учтены.

Вторая часть статьи посвящена становлению опытной психологии религии в Германии, которому сопутствовала дискуссия между философствующим теологом Г. Воббермином и одним из первых теологов-экспериментаторов В. Штелином (к последнему также присоединился Ф. Трауб). Штелин и Трауб настаивают на полной независимости психологии религии от теологии и философии; ее материалом должны быть исключительно данные психологических экспериментов. Она не может руководствоваться ни генерализирующим философским интересом, ни целями теологической систематизации. Также психология религии ни в коем разе не должна обосновывать истинность религиозного переживания: ее задача — лишь наблюдать и описывать его.

В итоге выясняется, что научное знание о религии институционально, в значительной степени конституируется на теологической почве в результате окончательного методологического перелома, связанного с секуляризацией и эмансипацией гуманитарных исследований под влиянием позитивистского идеала научности. Ни отказа от личной религиозности, ни необходимости завершить теологическую карьеру эта смена парадигмы, однако, не означает.