• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Препринт

Idle and usefull curiosity from Peter Damiani to Dante

XII в. был эпохой интенсивных поисков во всех сферах культуры и религии, эпохой огромного любопытства. Однако любопытство, неоднозначное понятие  и свойство человеческой натуры, веками, со времен Августина, клеймилось как опасный грех. Строгий, аскетический взгляд на цели и методы человеческого познания, развитый монашеской интеллектуальной средой, уже в XI в. пришел в противоречие с новой парадигмой "мирского знания" (mundana sapientia), со стремлением к философскому вопрошанию, с восприятием научных текстов арабов и древних, со всем, что проповедывали "новаторы" вроде Абеляра и Теодориха Шартрского. В статье их идеи последовательно сопоставляются с высказываниями некоторых "ретроградов" - Петра Дамиани, Бернарда Клервосского. Это сопоставление позволяет нам лучше понять эпоху "да и нет", век постоянного диалога и полемики, двенадцатое столетие, но оно является в строгом смысле слова хронологической рамкой исследования, но скорее переломным моментом в истории идей центрального Средневековья.