• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Препринт

Intergenerational Social Mobility in Soviet and Post-Soviet Russia

Yastrebov G.
Работа посвящена сравнительному анализу процессов социальной мобильности в советской и постсоветской России. Новизна данной работы по отношению к существующей литературе раскрывается, по крайней мере, в трёх направлениях. Во-первых, наш анализ охватывает динамику от советской России преимущественно послевоенных лет к позднесоветскому периоду и от России переходного периода к периоду относительной стабилизации в конце 1990-х – начале 2000-х гг. Во-вторых, мы рассматриваем социальную мобильность одновременно в двух её ключевых аспектах – образовательном и социально-профессиональном. В-третьих, в соответствии со сложившейся в специализированной литературе традицией мы приводим оценки не только абсолютной, но и относительной социальной мобильности, используя для этих целей логлинейный анализ. Ядро работы составляют результаты эмпирического анализа, выполненного на материалах повторных представительных опросов 1994, 2002, 2006 и 2013 гг., проводившихся по схожей программе с целью получения репрезентативных данных о характере социальной стратификации и социального воспроизводства в российском обществе. В целях реконструирования исторической динамики рассматриваемых процессов сравнению подлежат 4 когорты, которые удалось идентифицировать на основе имеющихся выборок. Согласно исходным теоретическим представлениям о динамике социальной мобильности в социалистических и постсоциалистических обществах, а также результатам предшествующих исследований, были сформулированы следующие основные гипотезы: 1) усиление барьеров для социальной мобильности в поздней советской России; 2) временное усиление хаотичности социальных перемещений, связанное с социальной и экономической турбулентностью 1990-х в период радикальной перестройки общества; 3) очередное усиление социальных барьеров вследствие относительной стабилизации социальной структуры в 2000-е гг. Тем не менее полученные в исследовании результаты противоречат указанным гипотезам, поскольку наследуемость социальных признаков (образование и социально-профессиональный статус) от родителей к детям поддерживалась на относительно стабильном уровне на протяжении всего рассматриваемого период, указывая на высокую инерцию социального происхождения даже в периоды радикальных преобразований.