• A
  • A
  • A
  • ABC
  • ABC
  • ABC
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Regular version of the site

Article

Russian Pension Reform: Why So Little Engagement from Below?

Laboratorium: Russian Review of Social Research. 2017. Vol. 9. No. 3. P. 44-69.

В статье анализируются разного уровня влияния, оказанные на российскую пенсионную реформу 2012 года, с акцентом на влияния «снизу». Мы выявляем четыре основных спорных вопроса, связанных с пенсионной реформой: изменения в системе индивидуальных пенсионных счетов, финансирование системы, пенсионный возраст и индексация пенсий. В статье используется аналитическая схема реформ всеобщего благосостояния, разработанная Тонем Флеттеном, которую мы используем для определения четырех направлений, оказывающих влияние на российскую пенсионную реформу: «сверху» (высокопоставленные лица, принимающие решения), «изнутри» (государственная бюрократия и профессионалы), «извне» (политика международных организаций) и «снизу» (гражданское общество и общественное мнение). Мы утверждаем, что реформа была запущена «сверху» и «изнутри» элитами, которые в значительной степени защищают интересы нынешних пенсионеров и граждан предпенсионного возраста, в то время как бремя расходов несут в основном работающие ныне и будущие пенсионеры. В центре статьи – анализ влияния на пенсионную систему «снизу»: здесь представлено описание и анализ общественного мнения в отношении пенсионной реформы, описаны позиции и возможности влияния на изменения в сфере со стороны объединений пенсионеров и других общественных организаций, а также продемонстрировано почти полное отсутствие протестов. Мы утверждаем, что поддержание текущих пенсий, отсрочка расходов на отдаленное будущее, а также сложный и часто неясный характер реформ объясняют отсутствие несогласий и сопротивлений «снизу», в то время как российское гражданское общество остается слабым, граждане протестуют против потери социальных прав. Данная статья объясняет слабость общественного участия или протеста в ответ на эту крупную социальную реформу. Исследование основано на анализе газетных публикаций, веб-страниц организаций гражданского общества, а также академических и политических документов на русском и английском языках. Анализ документов был дополнен двенадцатью полуструктурированными интервью с различными экспертами в области пенсионной реформы.