• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Освоение драматургии Шекспира в 1930-е гг.: методы и подходы

Плотников К. И.

В советском литературоведении конца 1920-х начала 1930-х годов научные подходы к наследию У. Шекспира были отмечены господством вульгарно-социологического метода. Одной из ключевых фигур для литературоведения первых советских лет был В. М. Фриче. Воздействие официальной методологии испытывали все литературоведы. Изменение отношения к творчеству Шекспира произошло после 1934 г. и было вызвано общим интересом к наследию классических авторов в советском театре. В статье показана культурологическая и историческая позиция оригинального и малоизученного отечественного интерпретатора Шекспира 1930-х годов С. Д. Кржижановского. В частности, впервые приводится анализ ранее не опубликованной стенограммы доклада Кржижановского, посвященного хроникам Шекспира. Данный документ хранится в архиве фонда № 52 «Всеросскомдрам» Отдела рукописей Института мировой литературы РАН. Понятие об истории, которое С. Д. Кржижановский вкладывает в свою интерпретацию хроник Шекспира, восходит к проблемам методологии исторического познания в работах немецких философов конца XIX начала XX в. В России оригинальными интерпретаторами и продолжателями этого методологического подхода явились такие историки, как А. С. Лаппо-Данилевский, И. М. Гревс, Н. П. Анциферов. По мысли С. Д. Кржижановского, Шекспир производит отбор исторического материала в точности, как историк. На примере различных персонажей Шекспира как исторических, так и вымышленных С. Д. Кржижановский выстраивает внутренние, структурные особенности исторических хроник как поэтику текста посредством анализа и соотношения исторических фактов, их толкования в эпоху Шекспира и через призму фантазии автора, чье воображение, трансформируя исторические факты, соответствуя канону драматического произведения, создает особый, вымышленный мир для своего современника. Кржижановский утверждает, что, не представляя собственного будущего, зрителю приятно ощущать себя «будущим» для персонажей исторической хроники, следить за драмой «прошлого», переходящей в настоящее.