• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Образ судьи как риторическая категория и его отражение в решениях европейского суда по правам человека

Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.

       Античная риторика и российская риторическая традиция, в том числе традиция дореволюционной судебной риторики, разработали учение об ораторских нравах, согласно которому ритор (оратор) для того, чтобы завоевать расположение аудитории и доверие к своим решениям, должен обладать определенными интеллектуальными и моральными качествами. Это особенно касается риторов, которые обладают властными полномочиями или могут оказывать влияние на людей в силу своего положения.  К влиятельным риторам относятся и судьи, которые должны быть воплощением риторического идеала. Образ судьи как человека честного, благоразумного, мудрого и достойного нашел отражение и в решениях Европейского Суда по правам человека. Кроме того, ЕСПЧ часто упоминает такие качества, как судейская сдержанность или судейская осмотрительность.  Поскольку судья связан требованием риторической сдержанности, которая накладывает ограничения на его публичные выступления и не допускает полемику о неоконченных судебных разбирательствах, равенство участников коммуникативного акта обеспечивается за счет наложения соответствующих ограничений и на других участников коммуникативного акта – журналистов, адвокатов и стороны, которые не должны допускать личных оскорблений судей и необоснованных нападок на них, а также оказывать давление на суд через формирование общественного мнения по поводу того, как должно быть разрешено конкретное дело, находящееся в производстве суда. При этом сама по себе критика судебной системы вполне совместима с ценностями Европейской Конвенции и не подрывает доверия к суду. Образ судьи как добропорядочного, уважаемого и безупречного участника коммуникативного акта, безусловно, должен поддерживаться в обществе не за счет замалчивания недостатков в его поведении, а за счет того, что даже во внеслужебных отношениях он всегда должен быть, а не только казаться, vir bonus – человеком достойным.