• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

The Donbass as the space of socialist enthusiasm, memory and trauma: cinema and literature images

Статья о восприятии советского кино о Донбасе. Эссе посвящено исследованию Донбасса как мифологического пространства, став-
шего объектом культурного конструирования советским кинематографом и постсо-
ветской литературой. В центре внимания автора символическая эволюция совет-
ской мифологии Донбасса, которая начинается со сталинского кинематографа,
представленного фильмом «Шахтеры» (1937) и кинодилогией «Большая жизнь»
(1939–1946), продолжается в минорном фильме периода застоя «В день праздни-
ка» (1978) и заканчивается метафоричным фильмом «Зеркало для и героя» (1987),
затронувшим сложные вопросы семейной и коллективной памяти о травматичных
страницах советского прошлого. Каждый из фильмов отражает этапы трансформа-
ции Донбасса как особого индустриального шахтерского мира – от истеричного эн-
тузиазма 1930–1940-х годов через разочарование и равнодушие 1970-х до мучи-
тельного возвращения к прошлому и его ревизии в период перестройки. Перед
распадом СССР Донбасс стал пространством бурных политических перемен и заро-
ждения мощного шахтерского забастовочного движения, но в 1990-х годах пережил
тяжелые времена экономического кризиса и деиндустриализации. Безработица,
рост преступности и обнищание значительной части рабочего класса стали частью
повседневности Донбасса этого времени. Новый эмоциональный облик Донбасса
нашел отражение в психоделическом романе Дмитрия Савочкина «Марк Шейдер»:
это Донбасс подпольных шахт-копанок, наркоманских трипов и сложных отношений
с «шахтерскими богами» советского времени. Важным итогом анализа, выполнен-
ного в жанре психогеографии и культурологии эмоций, стал вывод о связи про-
странственной мифологии с актуальными политическими контекстами, объяснение
которых часто кроется в исторических и культурных мифологиях региона. Эссе не
фокусируется на современной военной и политической ситуации в этом регионе, но
является рефлексией относительно эмоционального и идеологического прошлого
Донбасса.