• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

A Never-Ending Dispute over Morality (Leo Tolstoy and Lev Shestov)

Russian Studies in Philosophy. 2017. Vol. 55. No. 5. P. 320-335.

«Морализм» Льва Толстого – призыв к очищению нравственных универсалий как оснований культуры, в которой нет противоречия между ценностями индивидуальной жизни и ценностями социального «мира». Быть нравственным значит: либо следовать абсолютным моральным требованиям, совершая те или иные поступки, либо ориентироваться на конечные идеальные цели движения, принимая ответственность за отклонения от них и исправляя ошибки. В обоих случаях требуется подчинение индивидуального поведения общим правилам или законам. «Моралист-проповедник» должен отвечать двум главным требованиям. Во-первых, он должен лично соответствовать принципам своего учения. Во-вторых, он должен быть абсолютно уверен в том, что говорит от имени известной ему истины. Иначе его проповедь будет обманом и послужит разрушению, но не созиданию нравственной культуры.

Л. Шестов отвергает проповеднический пафос как несовместимый с экзистенциальным (индивидуалистическим) восприятием мира. Моральная проповедь парадоксально оборачивается «аморализмом»: осуждение человеческих слабостей ведет к жестокости, к равнодушию по отношению к человеческим страданиям, к унижению и оскорблению «несчастных», отвергаемых моралью. На место «абсолютной морали» (у Толстого она – синоним Бога) Шестов ставит абсолют человеческой индивидуальности. Но этот абсолют не совместим с универсализмом нравственных и других культурных ценностей (в том числе рациональности). Отсюда невозможный выбор: либо культура, которой нет дела до индивидуальности, либо индивидуальность, которой нет дела до культуры.