• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Две версии мятежа Сисенанда в "Первой всеобщей хронике Испании"

Исторический вестник. 2015. Т. 12. № 159. С. 376-397.

В статье рассказывается об одном из эпизодов борьбы за власть в истории Толедского королевства вестготов – о мятеже дукса Сисенанда – и о его дальнейшей интерпретации в средневековых хрониках вплоть до знаменитой «Первой всеобщей хронике» короля Альфонсо Мудрого.

В 631 г. дукс провинции Септимания по имени Сисенанд поднял мятеж против законного короля Свинтилы и силой захватил престол. Власть Сисенанда была узаконена на IV общегосударственном соборе в Толедо. При этом ни в одном из источников, происходящих с Пиренейского полуострова не упоминается о том, что Сисенанд одержал победу при поддержке короля франков Дагоберта. Эту информацию можно найти во франкских источниках: в «Хрониках» Фередегара и Сигиберта из Жамблу.

Лишь в «Первой всеобщей хронике «Испании» впервые была озвучена «франкская» версия событий наряду с общепризнанной, сохраненной в «Истории об испанских событиях» Родриго Хименеса де Рады. Согласно Родриго, который опирался на «Историю готов, вандалов и свевов» Исидора Севильского и «Мосарабскую хронику», Свинтила был справедливым, милостивым и благочестивым правителем, мирно окончившим свои дни в Толедо. Обстоятельства же воцарения Сисенанда описаны крайне лаконично. Вероятно, именно эта лаконичность и недосказанность и побудила хронистов Альфонсо Х привлечь дополнительные источники.

Таким образом, на основании этого фрагмента можно сделать вывод о принципе составления «Первой всеобщей хроники»: по всей видимости, хронисты пользовались данными "De rebus Hispaniae" Родриго Хименеса де Рады и обращались к другим хроникам только в том случае, если содержащаяся там информация была неполной или непонятной. Тот факт, что хронист привел эту версию франкской историографии, явно враждебной вестготам, говорит о том, что, помимо чисто идеологической, перед ним стояла другая, не менее важная цель – научно-познавательная, и в данном случае стремление докопаться до истины сыграло решающую роль при выборе источника.