• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Препринт

Determinants Of Corruption Perceptions: Transitional Vs. Developed Economies

Aistov A., Mukhametova Elvina.
В статье рассмотрены связи индикатора восприятия коррупции с размером теневой экономики, ВВП на душу населения, индикатором благополучия, Международным индексом счастья (HPI), качеством институтов. Особое внимание уделено сравнению стран с переходной экономикой с развитыми странами и бывшими переходными экономиками — странами, которые присоединились к Европейскому союзу в 2004 и 2007 гг. Показано, что независимо от того, является ли экономика развитой или переходной, отрицательная зависимость восприятия коррупции от размера теневой экономики переходит в положительную, если теневая экономика превышает 15% официального ВВП. После преодоления теневой экономикой рубежа 45%, Индекс восприятия коррупции (Transparency International CPI) перестает реагировать на дальнейший рост теневой экономики. Наши оценки подтвердили, что развитие переходных процессов сопровождается ростом ВВП на душу населения и снижением коррупционных ожиданий. Согласно этим показателям, страны с переходной экономикой и страны, где переход завершен, принадлежат к разным кластерам. Подобное нельзя сказать про благополучие и HPI. Не удивительно, что регрессионный анализ показал, «борьба с коррупцией» и «качество регулирования» статистически значимо отрицательно связаны с коррупционными ожиданиями как в странах с переходной экономикой, так и в других странах. Интересно, что в уравнениях объясняющих коррупционные ожидания, «эффективность правительства» и «гласность и подотчетность» статистически значимы только для стран с переходной экономикой и не значимы в других странах. «Верховенство права» и «политическая стабильность» статистически не значимы и в переходных, и в развитых экономиках.