• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Время историка

С. 66-78.
Чеканцева З. А.

Словосочетание «время историка» можно воспринимать двояким образом. Во-первых, как воплощение «субъективного» родительного падежа или время с точки зрения историка. Во-вторых, как «объективный» родительный падеж – время, к которому принадлежит историк. При этом актуальным становится концепт «время истории» или «историческое время», схваченное в проявлениях конкретной человеческой жизни. Чаще это выражение воспринимается во втором смысле, когда историки выступают в роли объекта дискурса. В этом случае речь идет о становлении историка и результатах его труда: изучаются различные контексты, от которых зависит габитус ученого (среда социализации и профессиональной деятельности, идеология, политика, институты, повседневность и проч). Это один из важнейших аспектов современной «истории историков», понимаемой как новая интеллектуальная история. Расхожее представление об истории как науке об ушедшем в небытие «прошлом» неадекватно современному состоянию исторического познания. Еще М. Хайдеггер связывал такое представление с объективизмом и предлагал иную интерпретацию исторического времени. В европейском гуманитарном дискурсе все яснее необходимость понимать историю «как учет сложной многомерности настоящего». Для ее обоснования приводятся весьма убедительные аргументы. Например, современный философ утверждает, что история, редуцированная к «вчера» и «позавчера», лишает людей будущего, которое не просто связано с ожиданием и надеждой, но требует конкретного решения в настоящем. Что может сделать историк для того, чтобы в ситуации темпоральной дезориентации восстановить в социуме такие отношения со временем, которые сделали бы такое решение ответственным?