• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Аристотель о поверхности и цвете у пифагорейцев

С. 31-42.

В рамках рассуждения об отношении поверхности (понятой как предел тела) и цвета (De sensu 439a19–b17) Аристотель утверждает, что пифагорейцы поверхность (ἐπιφάνεια) называли цветом (χροιά), т. е. что они в терминологическом смысле не делали разницы между ними. Данный пассаж в литературе обсуждался обычно в качестве косвенного доказательства ошибочности приписывания ранним пифагорейцам абстрактного понятия поверхности (которое мы встречаем у Платона и Евклида), а тем самым и разных вариаций «теории деривации». В данной статье мы показываем, что раннепифагорейская доктрина о цвете-поверхности-границе имеет бóльшую ценность, прежде всего для понимания их концепта числа, поскольку он в раннем пифагореизме разными способами связывался именно с границей.