• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Диспозиционный оптимизм и оптимистический атрибутивный стиль: специфика связей с благополучием и успешностью

Гордеева Т. О., Сычев О. А., Бобров В. В.

Современные исследования оптимизма осуществляются главным образом в рамках двух психологических подходов – концепции диспозиционного оптимизма Ч. Карвера и М. Шейера и теории атрибутивного стиля, предложенной в работах М. Селигмана, К. Петерсона и Л. Абрамсон. Диспозиционный оптимизм представляет собой обобщенные позитивные/ негативные ожидания относительно будущего [2]. Оптимизм как атрибутивный стиль характеризует субъективную интерпретацию причин прошлых жизненных событий: успехов и неудач [1]. При оптимистическом атрибутивном стиле (АС) неудачи воспринимаются как временные, затрагивающие лишь небольшую часть жизни и подверженные изменению, а успехи, напротив, как стабильные и глобальные. Исследования связей атрибутивного стиля и диспозиционного оптимизма с академическими достижениями показывают противоречивые результаты, свидетельствующие о сложном характере таких отношений [5–8].

Несмотря на множество исследований, в которых эти конструкты изучаются самостоятельно, отсутствуют работы, в которых рассматривается совместный вклад диспозиционного оптимизма  и оптимистического атрибутивного стиля  в психологическое благополучие и успешность деятельности. Кроме того, недостаточно изученными остаются механизмы влияния оптимизма на благополучие и успешность, которые могут включать опосредствующие звенья (медиаторы). Мы предположили, что оптимистический атрибутивный стиль будет позитивно связан с академическими достижениями, и показатели самоорганизации деятельности выступят медиатором этой связи, в то время как диспозиционный оптимизм  не обнаружит значимых связей с академической успешностью.

Выборку составили студенты одного из естественнонаучных факультетов МГУ (N=141),  возраст: M = 17.72; SD = 0.98, 54% юношей. Для диагностики оптимистического атрибутивного стиля  использовалась сокращенная версия опросника СТОУН [1], диспозиционный оптимизм измерялся с помощью теста диспозиционного оптимизма [2]. Для диагностики особенностей саморегуляции использовался суммарный показатель по четырем шкалам опросника самоорганизации деятельности [3]. Для оценки психологического благополучия использовалась шкала удовлетворенности жизнью Э. Динера [4]. Для оценки успеваемости был вычислен средний балл экзаменационных отметок со второй по шестую сессию.

В ходе проверки гипотезы построена путевая модель, в которой вклад оптимистического атрибутивного стиля (ОАС) успехов и ОАС неудач в успеваемость и благополучие был опосредован особенностями саморегуляции, а диспозиционный оптимизм (ДО)  вносил непосредственный вклад в благополучие  (при этом ДО коррелировал как с ОАС успехов, так и с ОАС неудач). Анализ этой модели в программе Mplus 7.4 свидетельствует о её хорошем соответствии данным: χ2 = 9,315; df = 7; p = 0,23; CFI = 0,975; NNFI = 0,957; RMSEA = 0,048.

Таким образом, наряду с подтверждением содержательной близости разных типов оптимизма была также установлена специфика, проявляющаяся в особенностях их связей с успешностью деятельности. Показано, что влияние оптимистического атрибутивного стиля на академические достижения и удовлетворенность жизнью опосредовано навыками саморегуляции и самоорганизации, включающими целеполагание, планирование, склонность доводить дело до конца и настойчивость. В то же время, ценность диспозиционного оптимизма состоит в его способности обеспечивать психологические благополучие, однако, он не выступает фактором, способствующим достижению  успешности в деятельности, поскольку не запускает продуктивные механизмы мотивации и саморегуляции

В книге

Казанский университет, 2017.