• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Князья, книги и книжники в домонгольской Руси

С. 189-201.

Верное понимание исторического источника во многом определяется тем, насколько точно исследователь определил цель его создания. Это относится и к книге как материальному источнику. Зачем она создавалась? Кто был ее заказчиком? Кем был исполнитель заказа, каков был его социальный статус, и почему именно к нему обратился заказчик? В каких условиях работал переписчик? Зачем заказчику понадобилась такая книга? Какие отношения складывались между заказчиком и исполнителем? Без ответа на эти вопросы наши представления не только о самой книге, но и о ее содержании могут быть существенно искажены. Обращение к древнерусским книгам, создававшимся в XI–XIII веках, позволяет ответить лишь на некоторые из перечисленных проблем. То, что большинство древнерусских кодексов заказывалось князьями, исполнялось служителями церкви, а содержание книг было так или иначе связано с вопросами веры, позволяет думать, что древнерусский князь – как заказчик книги, ее даритель, читатель или автор – выступал прежде всего в сакральной функции: защитника основ веры и покровителя Церкви. Его ближайшими соратники в этом сложном и ответственном деле выступали древнерусские книжники. Но они оказываются для нас почти невидимыми: мы не знаем и, видимо, никогда не узнаем, как эти люди получали свои заказы, на какие средства их выполняли, как была организована их работа, как она контролировалась (и контролировалась ли вообще), чем они руководствовались, принимая решение об изменении исходного текста, каково было их образование и где они его получали.