• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Теории обязательства представителя без полномочия перед третьим лицом: опыт германской цивилистики и его использование в России

Вестник гражданского права. 2021. Т. 21. № 2. С. 199-216.

Цель исследования состоит в определении основания возникновения и правовой природы обязательства представителя без полномочия, которое появляется при отказе представляемого одобрить заключенный им договор. Для достижения этой цели автор обращается к истории абз. 1 п. 1 и п. 3 ст. 183 ГК РФ, а также выявляет теоретическую модель, лежащую в основе указанных пунктов. Правовая регламентация обязательства представителя без полномочия была заимствована отечественным законодателем из проекта и итогового текста германского BGB. Предписания об этом обязательстве сформировались в результате острой дискуссии, развернувшейся в середине 19-го века среди германских цивилистов. Они разработали следующие основные теории обязательства представителя без полномочия: теорию деликтной ответственности, теорию обязательства из договора гарантии, теорию преддоговорной ответственности и теорию обязательства по защите доверия. Последняя из них оказалась наиболее жизнеспособной и была закреплена в окончательной редакции § 179 BGB, а следовательно, и в названных выше пунктах ст. 183 ГК РФ. Сущность этой теории сводится к тому, что если представитель без полномочия заключает обязательственный договор для представляемого и он затем отказывает в одобрении, то у представителя появляется обязанность по возмещению третьему лицу – контрагенту имущественного ущерба, которая вытекает из соответствующего предписания закона и наличия у третьего лица заслуживающего защиты доверия к виновно или невиновно созданной представителем видимости существования полномочия. Обязательство представителя без полномочия перед третьим лицом не является по своей правовой природе ни деликтной ответственностью, ни

обязанностью представителя из договора гарантии; оно имеет преддоговорный характер, однако не может рассматриваться в качестве ответственности за недобросовестное ведение преддоговорных переговоров, поскольку возникает и без вины представителя. Теория обязательства по защите доверия не получила должного освещения в российской литературе. Немногочисленные отечественные авторы, которые отвечают на вопрос об основании возникновения и правовой природе обязательства представителя, являются сторонниками теории деликтной ответственности, теории обязательства из договора гарантии или теории преддоговорной ответственности.