• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Фронтовое письмо

В центре статьи – феномен фронтовой эпистолы, рассмотренный на подборке атрибутированных писем россиян с различных фронтов ХХ века. Письмо с фронта является личным документом; при соответствующей исторической обработке может представлять собой социально-исторический документ, повествующий об отношении участника событий к происходящему, к контексту фронта и его обстоятельствам. Фронтовое письмо как личный эго-документ является в то же время отражением дискурсивного режима эпохи, который определяет и формирует господствующие способы письменной коммуникации. Для целей статьи мы ограничиваемся сюжетом профессионального отношения к войне, которое безусловно менялось на протяжении ХХ века. В чем сходятся и чем различаются представления о военном профессионализме во время англо-бурской войны в Трансваале от представлений времен русско-японской войны, Первой и Второй мировых войн или относительно недавних афганской войны и чеченских кампаний? Социально ориентированный нарративный анализ отдельных фронтовых писем российских военных с различных войн ХХ века позволяет наметить ведущие лейтмотивы сюжета «работы на войне», эволюцию военного профессионализма, военного этоса и публичного дискурса об этом. Значимо, что из писем уходит символическое значение войны как события национального масштаба. Нет и тени сакральности Родины и ее рубежей. смена общего дискурса о военной работе как лишенной патетики и героики. Это порождает большую вариативность дискурсов военного письма, как следствие ослабления пропагандистской машины, но не исчезновения следов идеологии. Отчетливо прослеживается несколько нарративных стилей ведения коммуникации с теми, кто связан с комбатантами дома, в стране: возможное отсутствие рассказа о самой войне, его элиминация описанием войны как опыта службы, как коллекция эпизодов военных действий и случаев из фронтовой повседневности, как опыт карьеры или служебных достижений, как форма рефлексивного нарратива о военном деле. Война уже предстает в поздней эпистоле в ее неприкрытом виде – как решение задач на уничтожение, а субъективно – на выживание.