• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

К истории славянского второго будущего: пути семантической эволюции

Пенькова Я. А.

Аннотация: В статье впервые на достаточно широком материале древних и современных славянских языков рассматриваются пути семантической эволюции славянского второго будущего на фоне типологически сходных явлений в других европейских языках. Славянское второе будущее является полифункциональной дискурсивной категорией. Основными темпоральными и модальными функциями перифразы в славянских языках являются ‘предшествование в будущем/ реальное условие’, ‘следование в будущем’ и ‘предположение о событии в прошлом’. Кроме того, в очень редких случаях второе будущее может употребляться синонимично кондиционалу. Прагматические инференции играют важную роль в судьбе перифразы, поскольку они служат источником производных темпоральных и модальных функций и определяют два основных направления эволюции второго будущего в истории славянских языков. Первый путь предполагает утрату результативной семантики и переосмысление второго будущего как обычного аналитического будущего. Этот путь объединяет следующий ряд западнославянских, юго-западнославянских и восточнославянских языков и диалектов: древнечешский, предположительно, польский, некоторые говоры словацкого, словенский, северо-западные диалекты сербохорватского, а также западные говоры украинского языка. Второй путь характерен для восточной части южнославянских и, отчасти, русского языка и ведет к развитию модально-эвиденциальных значений, дальнейшему переосмыслению вспомогательного глагола как маркера предположительной модальности и его распространению на другие темпоральные формы (болг. ще (да), рус. буде). Русский язык на протяжении своей истории обнаруживает черты, сближающие его как с южнославянскими (возникновение модальной частицы буде), так и с севернославянскими языками (утрата второго будущего и его реликтов).Аннотация: В статье впервые на достаточно широком материале древних и современных славянских языков рассматриваются пути семантической эволюции славянского второго будущего на фоне типологически сходных явлений в других европейских языках. Славянское второе будущее является полифункциональной дискурсивной категорией. Основными темпоральными и модальными функциями перифразы в славянских языках являются ‘предшествование в будущем/ реальное условие’, ‘следование в будущем’ и ‘предположение о событии в прошлом’. Кроме того, в очень редких случаях второе будущее может употребляться синонимично кондиционалу. Прагматические инференции играют важную роль в судьбе перифразы, поскольку они служат источником производных темпоральных и модальных функций и определяют два основных направления эволюции второго будущего в истории славянских языков. Первый путь предполагает утрату результативной семантики и переосмысление второго будущего как обычного аналитического будущего. Этот путь объединяет следующий ряд западнославянских, юго-западнославянских и восточнославянских языков и диалектов: древнечешский, предположительно, польский, некоторые говоры словацкого, словенский, северо-западные диалекты сербохорватского, а также западные говоры украинского языка. Второй путь характерен для восточной части южнославянских и, отчасти, русского языка и ведет к развитию модально-эвиденциальных значений, дальнейшему переосмыслению вспомогательного глагола как маркера предположительной модальности и его распространению на другие темпоральные формы (болг. ще (да), рус. буде). Русский язык на протяжении своей истории обнаруживает черты, сближающие его как с южнославянскими (возникновение модальной частицы буде), так и с севернославянскими языками (утрата второго будущего и его реликтов).