• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Россия – сто лет после революции: причины и последствия:Материалы международной научной конференции

Вопросы философии. 2017. № 11. С. 95-133.

27–28 апреля 2017 г. на базе Международной лаборатории исследований русско-европейского интеллектуального диалога (НИУ ВШЭ), а также при поддержке Института по изучению Центральной и Восточной Европы г. Айхштетта, журнала «Вопросы философии», университета г. Гранады и Эстонской Евроакадемии состоялась международная научная конференция «Россия – сто лет после революции: причины и последствия», посвященная анализу социально-политического события, оказавшего влияние на ход отечественной и мировой истории XX и XXI столетий.

В статье Е.В. Бессчетновой «Приказ № 1 и развал армии: у истоков Октября 1917 г.» обосновывается мысль о том, что, поскольку институт армии является прообразом дисциплины и порядка, а также главным гарантом стабильности государства, знаменитый «Приказ № 1» стал точкой невозврата для армии, общества и государства в России 1917 г.

В статье В.К. Кантора «Революция, или Вступление в эпоху безумия» показано, что революционные движения практически всегда определялись фактором безумия. Автор полагает, что без учета этого фактора невозможно понять многие исторические явления, особенно радикального характера.

В статье О.А. Жуковой «Евгений Трубецкой как философ истории: о смысле русской революции» показано, что Е.Н. Трубецкой поставил вопрос о смысле войны и причинах русской революции, продолжив линию рассуждений о специфике национальной истории и духовном кризисе христианской цивилизации, начатую европейскими и русскими мыслителями в последней трети XIX в.

М.С. Киселева в статье «Интеллигенты и первая русская революция 1917 г.: Н. Бердяев и М. Горький» анализирует опубликованные в периодических изданиях тексты Н. Бердяева и М. Горького: об истоках Первой мировой войны; о причинах краха русского самодержавия, о перспективах дальнейшего развития революционных событий. Анализ их позиций позволяет автору подчеркнуть идейные различия и сходства представителей русской интеллигенции в их отношении к революционным событиям 1917 г.

А.А. Кара-Мурза в статье «“История” и “исторический случай” в социальной концепции русского большевизма В.И. Талина» сосредоточивает внимание на творчестве С.О. Португейса (1880–1944, литературный псевдоним В.И. Талин) – политика и публициста умеренно социалистического направления, которого иногда называют «первым советологом эмиграции». Автор показывает, что в отличие от работ большинства русских интеллектуалов, оказавшихся в изгнании, труды В.И. Талина основаны на богатом социологическом материале. Это позволило Талину еще в 1920-х гг. сформулировать основные закономерности эволюции большевистского режима и предположить, что его «могильщиком» со временем станет не внешняя интервенция, а «новые слои», порожденные самим большевизмом и связанные с регенерацией культуры внутри СССР.

В статье «Революция и суверенная диктатура» А.Ф. Филиппов рассуждает о том, что работы теоретиков и практиков «диктатуры пролетариата» в России можно рассматривать не только с точки зрения политической истории, но и в контексте истории политической философии. В таких работах, как «Государство и революция» В.И. Ленина и в его полемике с Каутским, речь идет о традиционных вопросах конституирования социального порядка, понятии народа и суверенитета. Ленин наследует не только Марксу, но и Гоббсу, Спинозе, Руссо. Среди его современников это хорошо понял Карл Шмитт.

В полемической статье Т.Г. Щедриной и Б.И. Пружинина «Философ в Революции: “утешение” философией» проводится мысль о том, что историческое событие как целостный феномен исторической памяти всегда является продуктом реконструкций, определяющих с точки зрения современных идеологических трендов его временные контуры и знаково-символический статус его элементов. Событие 1917 года за сто лет не менее 10 раз меняло свои фактические очертания и смыслы. По мнению авторов, задача философии – не растворяться в господствующих идеологических трендах, «украшая» исторические события религиозными сентенциями или эмоциональными метафорами, но критически анализировать исторически меняющиеся понятийные конструкты, с помощью которых идеологи разных времен по-разному маркировали «смысл» политически окрашенных исторических эпизодов. В качестве примера различных подходов к интерпретации исторического события в статье сопоставляются релевантные позиции конца 1917–1918 гг. – Г.Г. Шпета и Д.М. Койгена.