• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 3 713 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Препринт
Koltsova O., Selivanova G. Sociology. SOC. Высшая школа экономики, 2015. No. 67.
В работе изучается, насколько активность общественного движения «За честные выборы» в онлайновой социальной сети связана с участием его членов в оффлайновом коллективном действии.  Мы используем данные из 17 онлайн-групп, представляющих районные отделения движения в 17 районах Санкт-Петербурга, и сравниваем онлайн-характеристики этих групп с реальным выходом их участников на выборы в роли наблюдателей. Анализируя около 12 тысяч онлайновых участников и  около 200 оффлайновых наблюдателей, мы применяем анализ социальных сетей и традиционный статистический анализ.  Мы показываем, что и на групповом, и на индивидуальном уровнях участие связано с онлайновыми сетевыми характеристиками и показателями активности, а оффлайновые лидеры особенно отличаются от других членов сообщества по большинству онлайновых показателей.
Добавлено: 22 января 2016
Препринт
Lokshin M., Gimpelson V. E., Oshchepkov A. Y. Discussion Paper. IZA DP. Institute for the Study of Labor, 2012. No. 6422.
Contrary to the experiences of other countries, perceptions of job insecurity in Russia were not correlated with the rates of unemployment and the business cycle over the last decade. We develop the theoretical framework that predicts that the individual perceptions of job insecurity depend on regional unemployment rates and on the within-group variance of wage distribution faced by workers. We test this hypothesis using data from ten panel rounds of Russia Longitudinal Monitoring Survey. Our results indicate that while higher rates of unemployment make workers feel less job secure, the wage compression during recessions reduces their fears of losing a job. In periods of economic expansion the effect of lower unemployment rates is offset by the higher fears of losing better paying jobs.
Добавлено: 13 декабря 2012
Препринт
Gonchar K. R., Ratnikova T. A. Economics. EC. Высшая школа экономики, 2012. No. 22.
This paper empirically analyzes the agglomeration-related productivity premium at the enterprise level of the manufacturing industry in Russia. A settlement is counted as part of an urban agglomeration in two cases: that of a large, central city and that of a town located within 50 kilometers of the central city. Data obtained from a 2009 manufacturing enterprise survey are used, along with linked data on hosting regions and cities. We employ a multilevel model, which allows us to consider firm, urban and regional heterogeneity and test two possible explanations of the productivity advantages of firms in urban agglomerations – own-sector and all economic activity concentration in the city and the surrounding region. The results suggest that Russian plants in urban agglomerations enjoy 17-21% higher labor productivity. This gain arises as a result of urbanization and external scale economy – the agglomeration of firms belonging to different industries at both the urban and the regional levels of analysis. We also found that productivity gained from urban agglomeration is the highest in towns with populations of 100,000 to 250,000 people. Localization and clustering – the own-sector concentration of plants in the city – is not associated with higher labor productivity. The structure and size of the surrounding economy always matter: in contrast to urban clusters, regional own-industry clustering satisfactorily explains the productivity premium, suggesting that efficient clustering requires a scale economy larger than only a city. The region’s trade openness almost doubles the productivity premium of a firm in an urban agglomeration. All of our results are robust to changes in estimation technique, sample structure and choice of spatial objects.
Добавлено: 15 января 2013
Препринт
Evina E., Pronko P. K., Goyaeva D. E. et al. PSYCHOLOGY. WP BRP. Издательский дом НИУ ВШЭ, 2013. No. 07/PSY/2013.
Иллюзорный контур является одной из хороших моделей для экспериментального исследования целостного восприятия.  В нашей работе, выполненной с помощью магнитоэнцефалографии, мы наблюдали так называемый эффект иллюзорного контура: усиление активности экстрастриарных и ассоциативных кортикальных зон во временном диапазоне 150-250 мс после предъявления иллюзорного контура в сравнении с контрольным стимулом. Помимо положительного эффекта иллюзорного контура, мы в настоящей работе впервые на взрослых испытуемых выявили инвертированный эффект иллюзорного контура. Инвертированный эффект был выражен во временном окне 60-120 мс после включения стимула и представлял собой ослабление активности зрительной коры в ответ на иллюзорный контур в сравнении с контрольным стимулом. Механизмы возникновения инвертированного эффекта иллюзорного контура в настоящее время не вполне ясны. В работе обсуждается роль восходящих и нисходящих процессов в возникновении инвертированного эффекта иллюзорного контура.
Добавлено: 4 марта 2013
Препринт
Kotomina O. V., Sazhina A. I. Education. EDU. Высшая школа экономики, 2018
Добавлено: 1 июня 2018
Препринт
Gokhberg L., Kuznetsova T., Roud V. Science, Technology and Innovation. WP BRP. Высшая школа экономики, 2012. No. 01.
Recent studies of innovation behavior characteristics focus on analysis of microdata (enterprise level) as the key instrument to reveal facts and hypotheses describing the innovation activities under diverse economic, political and infrastructural conditions. This paper applies the state-of-the-art innovation modes approach [OECD, 2008] to provide insights on the Russian innovation environment, highlighting the variation of innovation strategies across sectors of Russian industry. Cross-country comparison based on the OECD data and Russian firm-level findings is presented along with the discussion of possible development of systemic instruments and evidence-based methods for policymaking.
Добавлено: 13 октября 2012
Препринт
Novikov A., Trofimov M., Oseledets I. stat :: arxiv :: Cornell University. stat :: arxiv :: Cornell University. stat :: arxiv :: Cornell University, 2017
Добавлено: 19 сентября 2016
Препринт
Kadochnikov S. M., Fedyunina A. Papers in Evolutionary Economic Geography (PEEG). NL-3508. Utrecht University, 2013. No. 13.27.
Добавлено: 25 февраля 2014
Препринт
Fedyunina A., Kadochnikov S. M. FIW Working Paper. The Federal Ministry of Science, Research and Economy (BMWFW), 2015. No. 133.
In this paper, we investigate the relationship between export performance and economic growth in Russian regions. We propose a methodology for decomposition of export growth into intensive and extensive margins and distinguish between product- and geographic extensive components within extensive margin. An empirical analysis suggests that higher growth rates in Russian regions are associated with higher intensive margin. We reveal significant differences in export survival of differentiated and homogeneous flows and find evidence of strong effects of distance and institutions on export survival. We argue that Russian regions would experience higher economic growth if they were able to improve their export performance at the intensive margin by providing lower transport costs to the business and by enhancing higher quality of institutions.
Добавлено: 13 января 2015
Препринт
Gavrilovich M. arxiv. math.GR. arxiv, 2017
Добавлено: 20 июля 2017
Препринт
Mikhail S. Zhuravlev. Law. LAW. Высшая школа экономики, 2014. No. 39/LAW/2014.
Добавлено: 19 сентября 2014
Препринт
Ivanov E. A. Law. LAW. Высшая школа экономики, 2012. No. 08.
В работе представлен анализ современного международного терроризма, рассмотрены основные направления международного сотрудничества в борьбе с терроризмом и недостатки существующей системы сотрудничества. На основе проведенного анализа автором предложена собственная концепция ответственности международных террористических организаций и поддерживающих их государств, а также модель создания Международного трибунала по преступлениям международных террористических организаций.
Добавлено: 17 января 2013
Препринт
Korhonen I., Peresetsky A. BOFIT Discussion Papers. DP. Bank of Finland Institute for Economies in Transition, 2013. No. 15.
Добавлено: 21 июля 2013
Препринт
Khodorenko D. K., Titkova V. Education. EDU. Высшая школа экономики, 2016. No. 38.
Добавлено: 1 декабря 2016
Препринт
Kolesnikov A., Klartag B. math. arxive. Cornell University, 2017
Добавлено: 30 декабря 2017
Препринт
Feigin E., Cherednik I. arxiv.org. math. Cornell University, 2013. No.  arXiv:1306.3146.
Добавлено: 24 июня 2013
Препринт
Shumilin M. Гуманитарные исследования. WP6. Высшая школа экономики, 2013
Добавлено: 30 октября 2013
Препринт
Matveenko V. D., Sharapudinov S. EUSP Department of Economics Working Paper Series. Ec. European University at St. Petersburg, Department of Economics, 2016. No. 05/16.
Добавлено: 18 октября 2016
Препринт
Griaznova O. S. Sociology. SOC. Высшая школа экономики, 2013. No. 18.
В исследовании рассматривается влияние факторов персонального интереса и базовых жизненных ценностей на уровень поддержки социального государства. Исследование основано на данных четвертой волны Европейского социального исследования (2008 г.) для 29 стран (общий объем выборки 56 752). Результаты исследования показывают, что ценности коллективизма и альтруизма повышают запрос на участие государства в регулировании социальной политики, в то время как ценности индивидуализма и эгоизма понижают его. Доход имеет самое сильное по сравнению с другими факторами интереса негативное влияние на уровень поддержки социального государства во всех типах стран. Эффект высокого уровня образования, а также ценностей коллективизма и индивидуализма сильнее в странах бывшего СССР и посткоммунистических странах. Кроме этого в посткоммунистических странах существенное влияние на уровень поддержки социального государства оказывают ценности эгоизма и альтруизма. В либеральных, консервативных и социал-демократических странах ценности и уровень образования не имеют такого выраженного влияния.
Добавлено: 3 июня 2013
Препринт
Ilyin M., Khavenson T., Meleshkina E. Y. et al. Political Science. PS. Высшая школа экономики, 2012. No. 03.
Stateness is the capacity of the state to exercise its fundamental functions. The collapse of the socialist system prompted the former USSR countries to „re-invent‟ their stateness. The paper focuses on factors that impede or smooth stateness transformations in post-socialist countries. First, the paper examines internal and external factors of state formation in our selected countries. Next, it introduces empirical research vehicles and empirical findings that present alternative patterns of stateness and outcomes of state formation. The paper concludes with a detailed review of certain cases that may be considered prototypes of state formation for the post-Soviet countries.
Добавлено: 27 августа 2012
Препринт
Kanaev E., Korolev A. S. International Relations / IR. WP BRP. НИУ ВШЭ, 2016. No. WP BRP 27/IR/2016 .
Азиатско-Тихоокеанский регион, обладая значительным экономическим, технологическим и инновационным потенциалом, может стать ключевым драйвером развития мировой экономики. “Двигателем” данного процесса является система производственно-сбытовых цепочек в рамках вертикально-интегрированных Азиатско-Тихоокеанских конгломератов, специализирующихся на производстве промежуточных товаров и услуг с высокой добавленной стоимостью. В научной литературе этот феномен получил название “азиатская фабрика”. Для полноценного раскрытия потенциала АТР необходима реализация комплекса мер, связанная с модернизацией региональной инфраструктуры, налаживанием институциональной и межчеловеческой взаимосвязанности. Инициативы Азиатско-Тихоокеанского экономического регионализма, охватывающие Транстихоокеанское и Восточно- и Южно-Азиатские треки такие как, Азиатско-Тихоокеанская Зона Свободной Торговли (АТЗСТ), Транстихоокеанское партнерство (ТТП) и Региональное Всеобъемлющее Экономическое Партнерство (РВЭП), — предлагают разные возможности для продвижения региональной взаимосвязанности. И в то время как АТЗСТ и РВЭП могут стимулировать этот процесс, для ТТП данное направление представляется проблематичным. Данные обстоятельства предоставляют возможности для более активного участия Москвы в Азиатско-Тихоокеанском экономическом сотрудничестве, в особенности в технологическом обмене по линии "азиатской фабрики". Укрепление региональных связей является ключевым элементом российской политики в рамках многостороннего сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, о чем свидетельствует повестка России в ходе председательства в АТЭС в 2012 году. Учитывая, что в настоящее время развитие ресурсоемких производств на Дальнем Востоке является приоритетом российской политики, мультипликативный эффект, полученный в результате модернизации территорий опережающего развития (ТОР), может позволить России в среднесрочной перспективе стать неотъемлемой частью «азиатской фабрики»
Добавлено: 11 ноября 2016