• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Препринт

Anomie And Alienation In The Post-Communist Area: A Reapplication Of The Middleton Scale In Russia And Kazakhstan

Lytkina E.
Вопреки практике эмпирических исследований (Srole 1956, Seeman 1959) показано, что аномия и отчуждение являются не только различными теориями, но и измеряются с помощью разных индикаторов и имеют различные предикторы. В статье тестируется широко известная шкала отчуждения, предложенная Миддлтоном (1963) и в дальнейшем использованная для измерения отчуждения (Seeman 1991) и аномии (Huschka and Mau, 2005, 2006). Шкала применяется в типичном для ситуации аномии контексте – в двух постсоветских странах, России и Казахстане (данные для этих двух стран были собраны в рамках шестого раунда Всемирного исследования ценностей). Результаты подтверждающего факторного анализа и межгрупповых сравнений для двух стран показали, что шкала состоит из двух измерений, которые могут быть описаны как «аномия» и «отчуждение». Фактор аномии образован индикаторами «безнормность» и «бессмысленность», в фактор отчуждения входят «социальная изоляция», «бессмысленность» и «неудовлетворенность работой». Хотя структура показала полную инвариантность измерения в обеих странах, предикторы для аномии и отчуждения различаются. В обеих странах только доход оказался важным предиктором аномии и, хотя и в меньшей степени, отчуждения. В Казахстане на уровень аномии также влияет степень урбанизации. В России, помимо дохода, предикторами уровня отчуждения также являются пол и вид занятости (ручной или интеллектуальный труд), в то время как в Казахстане значимым предиктором степени отчуждения является возраст