• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Проблемы формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства в рамках ЕврАзЭС

С. 159-168.

С июня 2009 года  три страны – члены ЕврАзЭс   приняли решение форсировать  интеграционные процессы между собой и перейти к второй стадии  экономической интеграции – Таможенному Союзу (ТС).  Россия, Казахстан и Белоруссия  не без проблем  приступили к формированию  единой таможенной зоны.  

С  1 июля 2010  г. ТС  ЕврАзЭс   приступил к своей работе, но буквально с первых дней функционирования единой таможенной зоны обнаружились  масса  технических, организационных и политических проблем.  В частности, вне  таможенного регулирования в  ТС остались  российские энергоносители, что  поставило под угрозу  участие в проекте  Минска.Не с меньшими проблемами  придется столкнуться при формировании  Единого экономического пространства, создаваемой на базе ТС. 

К сожалению, в виду скоротечности  событий, связанных с запуском ТС, до настоящего времени  не накоплена  достаточной  для полноценного    анализа  библиографии проблемы. Развитие проекта  только начинает выходить из стадии публицистики, а также экономической и политической аналитики.  Между тем, уже собралась  критическая масса проблем,  требующая скорейшего осмысления.  Прежде всего, необходимо оценить уже проделанный путь  и выявить  ошибки, допущенные при формировании ТС.  Необходимо учесть, что часть ошибок, определившихся при запуске проекта и связанных  со спецификой авторитарных режимов, находящихся у власти в Казахстане и Белоруссии,  не могут быть решены или даже смикшированы в рамках  перехода от ТС к Единому экономическому пространству (ЕЭП).  Остается открытым вопрос о возможностях формирования полноценного ЕЭП при  наличии огромных диспропорций в социально-экономическом развитии государств – членов ТС. 

К важнейшим проблемам  формирования проекта  ТС  можно отнести его  международное  позиционирование.  ТС оказался не приспособлен для  организации  коллективного вступления  государств-партнеров по единой таможенной зоне во Всемирную торговую организацию.  Появление ТС вызвало озабоченность  Евросоюза. В рамках  европейской программы «Восточное партнерство» (Белоруссия принимает участие в данной программе) продекларировано создание зоны единой торговли с ЕС (на первом этапе с Украиной), что может оказать негативное влияние на функционирование   ТС  и создание ЕЭП.

С 1 января 2010 года Таможенным Союзом ЕврАзЭс управляет наднациональный орган - Комиссия Таможенного союза. Ей переданы полномочия трех стран в сфере таможенно-тарифной политики, в частности утверждение ставок пошлин. Для принятия решений необходимо получить две трети голосов. Россия имеет около 60% голосов, у Беларуси и Казахстана - по 20% (пропорционально формированию бюджета Таможенного союза). Однако, учитывая, что  90% рынка Таможенного Союза принадлежит  России,  то  условия голосования  РФ в Комиссии  непропорциональны  ее  вкладу в ТС.

Серьезной политической проблемой для формирования ТС и ЕЭП являются авторитарные политические  режимы, находящиеся у власти в  Казахстане и Белоруссии.   Интеграция с авторитарными режимами  крайне затруднительна, если вообще  возможна.  Мировой экономический кризис 2008 -2009 гг., разрушивший основу  белорусской и казахстанской экономических моделей,   выступил в качестве  катализатора  интеграционных  процессов, приведшими к созданию ТС.

ТС был сформирован с «изъятиями», связанными со спецификой  национальных  хозяйств  государств - партнеров. В частности, Россия настояла на выведении из сферы функционирования ТС  экспорт  сырой нефти и нефтепродуктов. Белоруссия настояла на сохранении до 2 полугодия 2011 года национальных ввозных пошлин на импортируемый легковой автотранспорт.  «Изъятия» по нефти и нефтепродуктам стали серьезной  политической проблемой во взаимоотношениях между Москвой и Минском и, в определенный  момент  могли спровоцировать выход Белоруссии из проекта.   Белорусская сторона до последнего момента  настаивала на «равном» доступе к сырьевых ресурсам России и Казахстана, что должно было закрепить за Минском статус  регионального посредника по продаже российских и казахстанских энергоносителей на рынке ЕС.  Минск заявлял, что  нефтяные  изъятия из ТС  «выхолащиваю суть и тактическую ценность» Таможенного Союза. Учитывая особую позицию  Минска, Москва и Астана на определенном этапе  были  готовы  создавать ТС из двух государств – России и Казахстана.

В рамках  созданного  ТС сохраняют свою актуальность еще масса иных проблем, носящих  зачастую принципиальный характер и при невозможности их урегулировать, способны привести  проект к  кризису.  В частности, остаются сомнения в  эффективности контроля, осуществляемого на внешних границах ТС  исключительно белорусскими и казахстанскими таможенниками. До настоящего момента сохраняется неясность с системой единой таможенной        информации (базы данных).   

Сохраняются проблемы с попытками  внешних  экспортеров использовать Белоруссию и Казахстан в качестве  доступа к основе ТС – российскому рынку (более 90%).. В частности, правительство Белоруссии рассчитывает превратить свою республику в своеобразный  склад и финишное производство китайских товаров, которые смогут легально и беспошлинно  проникать на российский рынок.  В частности, Минск  рассчитывает на постройку в республике  мощного автосборочного производства  китайских марок, которое должно составить конкуренцию  предприятиям западных автомобильных фирм, размещенных в России. Китай активно использует участие Казахстана в ТС.

В настоящее время, не завершив полноценное  формирование ТС, страны – партнеры переходят к  созданию Единого экономического пространства, что представляет серьезную проблему для  партнеров по ТС.  Для входа в ЕЭП государство в лице президента  должно подписать и ратифицировать  более 50 соглашений, ряд из которых, в частности, в области макэкономического рорегулирования или в  сфере унификации (согласования на высоком уровне)  финансовой политики носит революционный характер для  экономических моделей Казахстана и Белоруссии. Особенно  тяжело  переход к ЕЭП  может сказаться на  экономики РБ, где  государственный сектор составляет более  85%,  весь крупный бизнес работает  под контролем президентских структур, экономика руководится  постсоветскими административными методами.  Переход на четыре свободы  перемещения товаров, труда, услуг и  капитала в рамках  ЕЭП грозит белорусской экономике  реформаторским шоком, следствием которого может оказаться смена  политическую власть в республике.

Между тем  правительство Белоруссии форсирует подписание  основных соглашений по  включению республики в ЕЭП до начала очередных президентских выборов.  С одной стороны скорейшее подписание и ратификация соглашений по ЕЭП гарантирует доступ республики к российской нефти по внутрироссийским ценам. С другой стороны, Минск планирует использовать  факт  досрочного присоединения республики к Таможенному Союзу в качестве  аргумента в пользу признания  российским  руководством итогов президентских выборов 19 декабря 2010 г. 

Ускоренный ритм подготовки соглашений по ЕЭП может сказаться на качестве  документов и их способности решать проблемы формирования  третьего этапа экономической интеграции. Ситуация осложняется тем, что только   в рамках полноценного ЕЭП возможна  энергетическая интеграция, к примеру, между  Россией и Казахстаном. Остается открытом вопрос о готовности правящих кругов, политических классов и  гражданских обществ, бизнеса и банковских кругов Казахстана и Белоруссии вступить в столь  широкий интеграционный проект, как Единое экономическое пространство.