• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Лошадь, стул и пианино: сравнительный героизм и теория заражения

С. 60-73.

Теория «заражения», сформулированная Л. Н. Толстым в трактате «Что такое искусство?» (1899), рассматривается в статье как ранний этап современной рефлексии о вовлеченном чтении и воплощенном читательском сознании в когнитивном литературоведении. В качестве объектов сравнительного изучения выбраны повесть Л. Н. Толстого «Холстомер» (1886) как золотой стандарт «приема остранения» (Шкловский 1917) и рассказы У. Гэсса «Даже не пробуй, Сэм» (“Don’t Even Try, Sam,” 2004) и «Монолог стула» (“Soliloquy for a Chair,” 2012). Главный вопрос состоит в том, как повествование от лица животного или неодушевленного предмета может сказаться на эмпатической валентности условно «реалистического» и условно «(пост)модернистского» художественного текста. Является ли для читателя проблемной ситуация, при которой привычное помещение героя-рассказчика в центр повествования и проистекающее из него конфигурирование второстепенных персонажей осуществляется с позиции лошади, пианино и стула? Какие ответы на этот вопрос может подсказать поверхностный взгляд на различия авторских подходов, стоящих за названными текстами? Какие коррективы обращение к «неестественной» наррации вносит в понятия о героизме и центральности?

В книге

Лошадь, стул и пианино: сравнительный героизм и теория заражения
Под редакцией: И. И. Бурова Вып. 3. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2021.