• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО: МОСКОВСКАЯ ДУМА И РЕФОРМЫ ГОРОДСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В ИМПЕРАТОРСКОЙ РОССИИ (XVIII - НАЧ. XX ВВ.).

С. 167-184.

Идея настоящей статьи состоит в том, чтобы понять роль
Московской Думы как модельного института в общем контексте
российских административных реформ периода империи. Эта роль была
достаточно амбивалентна: с одной стороны, данный институт как
городской совет – был полностью инкорпорирован в общую структуру
традиционной сословной системы, и не имел финансовой или
политической автономии при абсолютной монархии; с другой – он
символизировал представительство городского населения – различных
сословий, социальных групп, конфликтных интересов и демократических
форм принятия решений на уровне городского местного самоуправления.
С этих позиций автор анализирует основные стадии длительной
исторической эволюции данного института в имперской России – от Петра
Великого до революции (реформы 1721, 1785, 1846, 1862, 1870, 1892 и
1917 годов), показывая меняющийся баланс приоритетов общества и
бюрократии в рамках самодержавного правления. Автор реконструирует
три основных типа административного устройства местного
самоуправления, основанных на различных принципах - служилого
государства (законодательство Петра Великого), всесословного
представительства (Екатерина Великая) и правового государства (после
Великих реформ Александра II).
Он размышляет о соотношении преемственности и изменений
правовых основ и социальной идентичности Московской Думы по таким
параметрам как реформы и контрреформы, местные выборы, формы
представительства, формальные и неформальные административные
практики. Так называемые контрреформы рассматриваются не просто как
механическое отрицание реформ, но их корректировка в соответствии с
общей прагматической ревизией административных приоритетов
самодержавным режимом.
Автор показывает, каким образом постепенное реформирование
Московской Думы после Великих реформ во второй половине XIX века
стимулировало установление повестки гражданского общества и новой
либеральной публичной этики депутатов, трансформируя этот
традиционный институт в организацию парламентского типа накануне
Русской революции 1917 года. Этот исторический опыт, как считает автор,
может оказаться очень информативным в контексте текущей трансформации системы местного управления и самоуправления
постсоветского периода, полностью разрушенной в советский период
русской истории.