• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Социальная и языковая утопия в творчестве Андрея Белого революционных лет

С. 518-537.
Торшилов Д. О., Глухова Е. В.

В статье представлена смысловая парадигма утопического в наследии Андрея Белого. После революции 1917 г. утопические ожидания социально-исторических перемен вступают у писателя в сложный синтез с его теоретико-литературными и лингвистическими исследованиями, основанными на романтической философии языка В. фон Гумбольдта и А.А. Потебни. В образах фантастической страны Аэрии, Офейры, Зефиреи («Глоссолалия», «Путевые заметки», статьи 1917–1920 гг.) языковая и социальная утопии у Белого совпадают, что также обусловлено влиянием лингвистического контекста (М. Мюллера). Как вариант историософской утопии рассмотрен неосуществленный замысел романа «Невидимый град». В 1920-е гг. писатель стремится осмыслить феномен русского символизма в ракурсе социальной утопии, что влечет за собой сближение в его творчестве софийного и коммунистического идеалов. В основу языковой и социальной утопии кладется монадология. Ведущей интенцией формирующейся революционно-романтической языковой утопии становится у Белого отказ от экспериментов над языком, освобождающий его пантомимическую природу и тем самым открывающий путь к «братству народов».