• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

«Вавилонское столпотворение»: комментарий к практике автономного толкования норм Европейской Конвенции и российской Конституции

Жанр настоящей статьи возможно определить как комментарий к практике Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека, посвящённой идентичному кругу вопросов. К таким вопросам относится толкование понятий «семья», «брак», а также понятий «имущество», «собственность», используемых при конструировании основных прав человека. Причём в первом случае речь идёт о так называемых эволюционирующих правах, а во втором – о правах классических, в связи с чем подходы к толкованию этих понятий ожидаемо различаются. Основная гипотеза состоит в том, что Конституционный Суд РФ, так же как и Европейский Суд по правам человека, наряду с такими инструментами, как эволюционное толкование (доктрина «живой конституции») и иными, используют автономное (конституционно-правовое) истолкование. Цель такого толкования – выявить действительный смысл норм и институтов Европейской Конвенции или российской Конституции, не совпадающий с тем смыслом, который вкладывается в них национальными правовыми системами (нормами отраслевого законодательства). Другая гипотеза состоит в том, что принципиальные различия между подходами двух высоких юрисдикций в рассматриваемом аспекте случаются не часто. Так, автор доказывает, что объекты самовольного строительства при определённых обстоятельствах рассматриваются обоими судами в качестве «имущества» лица, что влечёт наделение такого лица определёнными правами и гарантиями в отношении судьбы этих объектов. Отношения однополых пар также могут рассматриваться через призму права на уважение частной (личной) жизни, при том что защита их через призму права на уважение семейной жизни (на вступление в брак) сталкивается с существенными затруднениями. Напротив, даже при совпадающей оценке тех или иных субъективных прав, находящихся под защитой норм конституционного или международного права, заметны разночтения в оценке того, являются ли ограничения таких прав (меры по реализации позитивных обязательств государства) совместимыми с положениями Конституции РФ и Европейской Конвенции.