• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

«Тысяча и одна ночь»: история и переводы

Филология и культура. 2018. № 3(53). С. 242-246.

В данной статье рассматривается вопрос о возникновении литературного памятника Востока, популярного  сборника средневековых сказок под названием" Тысяча и одна ночь" , о его проникновении в европейскую культуру, в том числе в Росии через переводы.

По мнению исследователей, данное произведение - всеобщее творение народов Ближнего Востока, Средней и Южной Азии. Доказательство этому - присутствующий в сборнике иранский, арабский и индийский колорит.

Косательно финальной версии этой книги можно говорить о вкладе арабов, вдохновлённых житейской мудростью повествований иранских и индийских рассказчиков и впоследствии переписавших их на свой лад, при этом сборник в процессе формирования впитывал в себя культурные особенности арабского мира.

В статье проанализированы различные мнения по поводу сказок Шахерезады на Востоке и Западе.Рассматриваются разные упоминания о рассказах "1001 ночей" с древних времён и до наших дней. Также приводятся сведения о множестве переводов, выполненных в странах Европы , начиная с перевода Галлана во Франции и заканчивая Салье в России,

Цель исследования заключается в раскрытии истриии распространения книги" Тысячи и одной ночи" в мировой культуре через переводы , особенности рецепции сборника на Западе и Востоке с точки зрения различных культурных аспектов и докозательстви значимости переводов , сыгравших роль в распространении по всему миру данного литературного памятника.

Новизна заключается в том, что данная работа является первой попыткой общего рассмотрения путей распространения сборника  "Тысяча и одна ночь" в странах Запада, включая Россию через переводы.

Работа привлекает как можно более широкий круг источников, относящихся к рассказам "1000 ночей", рассматривает особенности различных этапов переводов, кратко затрагиват достоинство отдельных переводов, а также их влияние на другие области, кроме литературы, тем самым предпринята попытка представить целосной картину места сборника в заподной культуре.