• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Союзники России: Формальные обязательства vs. фактическое сотрудничество

Фомин И. В., Силаев Н. Ю., Макарычева А. В., Столярова С. А., Шавлай Э. П.

В статье рассматривается вопрос о соотношении формальных военно-политических союзов и фактической военно-политической кооперации во внешней политике России. На основании ряда параметров военно-политического сотрудничества России с ее партнерами проведено количественное исследование, позволившее оценить, в какой степени наличие у России формальных союзнических обязательств с той или иной страной связано с уровнем интенсивности и устойчивости фактического сотрудничества между двумя странами. Для оценки уровней фактической военно-политической кооперации между Россией и её партнерами использованы четыре показателя: долевой объём российских вооружений в общем объёме вооружений, поставляемых в страну, количество совместных с Россией военных учений, наличие на территории страны российской военной базы и уровень совпадения позиции страны с позицией России при голосовании в Генеральной Ассамблее ООН. Проведённый анализ показал, что во внешней политике России не прослеживается значимой связи между формальным союзничеством и фактическим военным сотрудничеством и что наличие формального союза статистически значимо коррелирует только с одним показателем сотрудничества между странами – с уровнем совпадения позиций при голосованиях в Генеральной Ассамблее ООН. Полученные результаты позволили сформулировать гипотезу о том, что в российской внешней политике формальные союзы играют роль механизма, обеспечивающего выполнение партнерами России своих обязательств в рамках сделок по обмену российских военных ресурсов на ресурсы международной политической поддержки. Кроме того, на основании собранных данных составлена четырехчастная типология партнеров России, предполагающая их деление на четыре типа в зависимости от уровня фактической военно-политической кооперации и наличия или отсутствия формальных союзнических обязательств. Показано, что число формальных союзников Москвы, которые в реальности почти не сотрудничают с ней в военно-политической сфере, оказалось в полтора раза больше числа государств, для которых договорные обязательства сопряжены с действительной кооперацией.