• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдены 44 публикации
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Kanaev E. Mezhdunarodnye Protsessy. 2017. Vol. 14. No. 3 (50). P. 68-75.
Добавлено: 30 октября 2017
Статья
Хесин Е. С. Международные процессы. 2009. Т. 7. № 20. С. 4-17.

В конце прошлого столетия и вплоть до конца 2007 г. в мировой экономике наблюдался подъем. Затем его интенсивность резко снизилась. В значительной мере падение темпов роста было вызвано системным финансовым кризисом, вначале развернувшимся в США, а вскоре перекинувшимся на весь мир. К концу 2008 г. он стал перерастать в глобальный экономический кризис, который по своим масштабам является самым глубоким со времен Великой депрессии начала 30-х годов ХХ века. Высокая динамика подъема до кризиса и сопутствовавшая ей эйфория усугубили остроту восприятия падения производства. Xотя в середине 2009 г. наметились некоторые признаки восстановления в мировой экономике, ее состояние остается тяжелым.         Парадокс состоит в том, что нынешнее падение производства вызвано теми же причинами, что и предшествовавший ему динамичный подъем. В их основе – одновременное действие двух фундаментальных факторов: глобализации и ускорения инновационного развития. Глобализация влияет на количественные параметры происходящих в мировом хозяйстве процессов, а инновации – на их качество. 

В настоящее время в мировой экономике сохраняется неопределенность. Принимаемые в последнее время решения беспрецедентны в истории рыночной экономики, они во многом противоречат многим фундаментальным ценностям и ориентирам, на которых основывается общество свободного предпринимательства. Не ясно, когда антикризисные меры, предпринятые правительствами и центральными банками ведущих развитых стран, позволят мировой экономике вернуться на траекторию быстрого развития. Даже после окончания кризиса предстоит трудный период с более низкими темпами роста производства по сравнению с недавним прошлым. Нужно будет сокращать значительные бюджетные дефициты как раз в то время, когда в ряде стран с развитой экономикой ускоряется процесс старения населения. Следует также учесть, что безработица примерно на год запаздывает по отношению к фазам делового цикла.         Бесспорно одно – в настоящее время создаются новые условия для функционирования рыночной экономики в будущем. В перспективе мировое хозяйство будет развиваться на более эффективной основе. Его фундаментальной основой останется регулируемый рынок. Важную роль в оздоровлении мировой экономики сыграет глобализация, которая в конечном итоге необратима.

Добавлено: 21 февраля 2013
Статья
Декальчук А. А. Международные процессы. 2016. Т. 14. № 4. С. 80-98.

На основе анализа реформы шенгенского законодательства в 2011–2013 годах, запущенноговответ на социально-политические выступления в Северной Африке и приток мигрантов к сре-диземноморским берегам Европейского Союза, настоящая статья показывает, каким образомполитические антрепренеры используют окна возможностей, открывающиеся в результатевнешних шоков, с тем, чтобы обеспечить удовлетворение собственных предпочтений. Рас-смотренный случай принятия решений в ЕС ставит эмпирический вопрос о том, как реформа,инициированная Италией и Францией сцелью «ре-национализации Шенгена», в итоге привелак прямо противоположному результату. Исследование демонстрирует, что важнейшим факто-ром, предопределившим такой исход, стало институциональное положение Европейской комис-сии, обладающей монопольным правом законодательной инициативы в Европейском Союзе.Оно дало наднациональной бюрократии возможность заручиться поддержкой Европейскогопарламента и фактически превратить его в вето-игрока в переговорах с Советом министров повопросу реформы шенгенского законодательства. Таким образом, Комиссия сумела пойматьгосударства-члены в «ловушку совместного принятия решений», вынудив их принять законода-тельство, отличавшееся от их первоначальных предпочтений. В работе используется методотслеживания процесса, часто применяемый для изучения изменений политических курсов.Встатье рассматривается ход реформы начиная со стадии определения повестки дня, иницииро-ванного властями Италии. Далее в статье освещается стадия выбора решения проблемы из пулавозможных альтернатив, предлагавшихся различными игроками, и запуск реформы. Вследую-щем шаге анализируется переговорный процесс между государствами-членами ЕС и Европей-ским парламентом, закончившийся принятием двух законодательных актов. В заключениемыпомещаем изученный кейс в более широкую теоретическую перспективу сравнительной

политологии.

Добавлено: 20 ноября 2016
Статья
Скриба А. С. Международные процессы. 2014. Т. 12. № 4. С. 88-100.

В работе исследуются два традиционных реалистских типа поведения - балансирование и примыкание. Исторически политика балансирования приписывалась главным образом крупным государствам - великим державам, которые старались сдерживать друг друга и тем самым поддерживать в международной системе равновесие. Другим - малым и средним - странам была более свойственна политика примыкания, в силу их неспособности самостоятельно противостоять внешнему давлению со стороны великих держав. Распад биполярной системы внес в это положение вещей существенные коррективы. В частности, малые и средние страны получили новые возможности балансировать внешние угрозы собственному суверенитету. Одной из наиболее наглядных сфер проявления их политики балансирования стала региональная интеграция. С одной стороны, она несла для этих стран выгоды, особенно если предполагала близкое сотрудничество и снятие торговых барьеров с экономически более успешными и сильными государствами. Однако, с другой стороны, такое сближение создавало для малых и средних стран угрозы. Отсутствие экономических границ усиливало их зависимость от более сильных партнеров, а создание наднациональных органов превращало эту зависимость в политическую, поскольку наднациональные институты, как правило, склонны ориентироваться на интересы наиболее крупных и экономически влиятельных субъектов интеграции. Цель статьи - изучить новые поведенческие особенности малых и средних стран в контексте интенсификации региональных интеграционных процессов. Показано, что балансирование и примыкание выступают неотъемлемыми составляющими интеграционной политики данного типа государств. С течением времени соотношение выгод и издержек от осуществления одной из двух стратегий может меняться. Когда у малых и средних стран появляются достаточные ресурсы для реализации политики балансирования, их интересам может начать соответствовать торможение процессов интеграции.

Добавлено: 30 августа 2015
Статья
Офицеров-Бельский Д. В. Международные процессы. 2012. Т. 10. № 3. С. 73-82.

Барри Бузан - автор многочисленных статей и монографий. К наиболее известным его работам относят: "People, states and Fear^ An Agenda for International Security Studies in the Post-Cold War Era", "From International to World Society?: English School Theory and the Social structure of Globalization" и многие другие. Он исходит из идеи сколь необычной, столь же и простой: так же как люди живут в обществах, которые они сформировали, также и государства, живут в международном обществе, которое они формируют.

Добавлено: 20 марта 2014
Статья
Лебедева М. М. Международные процессы. 2009. № 2.
Добавлено: 12 февраля 2010
Статья
Миронюк М. Г., Толокнев К. А., Мальцев А. М. Международные процессы. 2018. Т. 16. № 2 (53). С. 26-48.

Окончание «холодной войны» способствовало широкому распространению тезиса о стремительном устаревании военной силы как средства достижения государствами своих целей в условиях «глобального либерального порядка, основанного на правилах и институтах». Действительно, число прямых вооруженных столкновений между государствами (межгосударственных войн) все это время остается на аномально низком уровне на фоне продолжающихся внутригосударственных вооруженных конфликтов в проблемных регионах. Однако за этот же период времени мировые военные расходы выросли более чем на 45%, и в арсеналах многих государств появились более совершенные вооружения и военная техника. Все это свидетельствует о том, что в современном мире военная мощь по-прежнему принимается в расчет, используется как средство достижения целей и оказывает влияние на поведение государств, даже не будучи примененной или при минимальном уровне насилия. В статье предложены и протестированы две гипотезы, которые могут объяснить причины, вынуждающие государства инвестировать ограниченные ресурсы в средства вооруженной борьбы, которые, возможно, никогда не будут применены. Во-первых, наличная военная сила (мощь) государств позволяет определить, в какой мере и какие государства полагаются или не полагаются на эту составляющую национального потенциала влияния в мире (то есть для кого военная мощь не устарела). Во-вторых, странам, для которых военная сила не устарела, свойственны в целом схожие конфигурации компонентов военной мощи (то есть эволюция военной мощи таких государств может происходить сходным образом). Для тестирования предложенных гипотез на данных по 98 странам мира на двух моментах времени (2005 и 2015/2016 годы) использованы количественные методы. Проведенный кластерный анализ в целом подтверждает выдвинутые гипотезы. Так, сравнение кластеров по состоянию на 2005 и 2015/2016 годы указывает на то, что государства, находящиеся в сходных внешних условиях (например, постоянное внешнее давление, соперничество с соседями и т.п.), наращивают (или утрачивают) сходные компоненты военной мощи.

Добавлено: 19 декабря 2018
Статья
Темницкий А. Л., Зарубина Н. Н., Носкова А. В. Международные процессы. 2017. Т. 15. № 1. С. 186-199.

В статье обсуждается проблема доверия к социальной науке в контексте современной глобализации науки и общественных трансформаций, которые происходили в России в последнее время. Ставится актуальный вопрос измерения уровня доверия к социальной науке со стороны представителей вузовской и академической науки, чиновников и представителей бизнеса, журналистов и руководителей СМИ, а также студенческого сообщества как потребителя знания, производимого социальными науками. Целью статьи является обоснование теоретико-методологического подхода к исследованию данной проблемы и описание результатов его апробирования на группе экспертов — представителей вузовской науки из различных регионов России. Высказывается предположение, что снижение уровня доверия к социальной науке обусловлено как универсальными, характерными для многих стран причинами, так и специфическими для России факторами. К универсальным факторам относится, в частности, трансформация института академической науки в постакадемическую, ориентированную на прикладные результаты и коммерческую эффективность. Специфическими для России факторами полагаются: во-первых, институциональная нестабильность, которая привела к ослаблению потребности в научных разработках со стороны государства и бизнеса; во-вторых, трансформации внутри самого института науки, провоцирующие имитационную научную деятельность и снижение добросовестности исследователей; в-третьих, слепое заимствование западных методологий и подходов к анализу российских явлений; в-четвертых, феномен «утечки мозгов». 

Добавлено: 22 октября 2018
Статья
Балышев А. В., Коннов В. И. Международные процессы. 2016. Т. 14. № 3. С. 96-111.

В статье предлагается анализ конфигурации интересов, складывающейся внутри научных сооб- ществ, которая характеризуется противоречием между исследователями, ориентированными на глобальное научное поле, и учеными, ассоциирующими себя прежде всего с национальным науч- ным комплексом. Данная проблема рассматривается с точки зрения теорий «академического капитализма» и «транснационального капиталистического класса», отличающихся скептическим взглядом на глобализационные процессы. Цель анализа заключается в поиске причин, вызываю- щих противоречия внутри сообществ ученых, и в качестве основной предпосылки конфликта рассматривается расхождение интересов, возникающее между учеными, ориентированными на расширение своих возможностей за счет внутренних, главным образом, государственных ресур- сов, и той частью научного сообщества, которая рассматривает в качестве приоритета участие в глобальной науке, в большей степени зависящее от связей с ее инфраструктурой – университе- тами «мирового уровня», транснациональными корпорациями и наднациональными организаци- ями, финансирующими научные исследования. В статье предлагается краткий исторический обзор международного развития науки в период с конца 1940-х годов по настоящее время. В качестве ключевых для этого процесса моментов рас- сматриваются: возникновение относительно четкого разделения между фундаментальной и при- кладной наукой в послевоенные годы; взрывной рост в университетских исследованиях и высшем образовании в 1950-1960-х годах; реформы в области регулирования университетской интеллек- туальной собственности и финансирования университетов в 1980-х годах; перелом в отношениях государства и науки в 1990-х годах. В статье также обсуждается ряд случаев, изучение которых позволяет выявить причины возникнове- ния в научном сообществе фракций, представляющих расходящиеся интересы. К ним относятся, во-первых, проблема участия в массиве публикаций на английском языке для ученых из неанглоя- зычных стран; во-вторых, вопрос создания университетов мирового уровня в странах с сильными научными традициями, отличающимися от американских, доминирующих в глобальном научном поле; и, в-третьих, столкновение между организациями, принадлежащими к двум разным уровням финансирования научных исследований в Европе – национальному и наднациональному. На основе рассмотренных случаев делается вывод о взаимосвязи внутренней фрагментации науч- ного сообщества с более широкими социально-экономическими противоречиями, главным обра- зом – между глобалистски и локально ориентированными социальными группами.

Добавлено: 3 февраля 2017
Статья
Барабанов О. Н. Международные процессы. 2014. № 3. С. 6-7.

Статья посвящена анализу дискуссий о путях развития мировой политики и глобальных трансформаций после Украинского кризиса на ежегодном пленарном заседании Валдайского клаба в Сочи в октябре 2014 г.

Добавлено: 28 августа 2015
Статья
Косевич Е. Ю. Международные процессы. 2020. Т. 18. № 2. С. 92-109.

Социальные возмущения, которые были частью политического ландшафта Латинской Америки на протяжении почти всей истории этого региона, достигли пика в конце 1990-х годов и начале XXI столетия. В этой части света сформировалась особая культура массовых протестов, функционирующая как самостоятельный «механизм давления», нацеленный на расширение прав и уменьшение социальной несправедливости. Осенью 2019 г. целый ряд стран Латинской Америки оказался охвачен массовыми беспорядками. Жители самого поляризованного по уровню распределения доходов региона мира перестали сдерживать недовольство. При этом захватившую улицы протестную волну огромной силы оказалось невозможно побороть привычными репрессивными методами, что вынудило правящие элиты прислушаться к тому, о чём просит общество. Всего за несколько месяцев Гаити, Эквадор, Чили, Боливия оказались охвачены массовыми беспорядками. Постепенно волна общественного недовольства перекинулась и на такие страны, как Колумбия и Аргентина. Несмотря на то что первопричины этих событий в каждой стране были разные, ряд общих черт прослеживается во всех очагах нестабильности. В представленной работе сделана попытка анализа основных факторов, вызвавших столь масштабные народные волнения, что позволит выявить главные нерешённые проблемы региона. Автор выделяет основные причины, в совокупности вызвавшие социальные взрывы, и представляет их в виде иерархической пирамиды: от лежащих в основании экономической нестабильности, кризиса неолиберальной модели развития, социального неравенства и находящихся в её середине ослабления политической системы и коррупции до самой верхушки пирамиды – «дефицита демократии» и влияния социальных сетей. Статья разбита на четыре тематических блока, что позволит системно рассмотреть важнейшие причины и триггеры протестов латиноамериканских масс, а также дать оценку дальнейшему развитию социально-политической ситуации в Латинской Америке. В работе использовалось сочетание регионального и странового подходов к исследуемому явлению.

Добавлено: 4 февраля 2021
Статья
Пятачкова А. С. Международные процессы. 2017. Т. 15. № 3. С. 67-80.

Первые шаги по изучению АСЕАН в СССР были сделаны в то время, когда Ассоциация воспринималась как недружественное объединение, а к ее будущему отношение было крайне скептическим. Современные исследователи в России воспринимают Ассоциацию по-другому. Систематизация знаний об исследованиях АСЕАН, а также понимание динамики их развития позволит оценить эффективность проделанной работы и определить исследовательские задачи на будущее.

В статье анализируется развитие исследований организации в СССР и России: выделены этапы исследований, выявлены их ключевые тенденции, а также дана характеристика некоторым наиболее репрезентативным работам внутри каждого из этапов. Автор также рассматривает особенности институциональной структуры исследований АСЕАН в СССР и России. О повышении научно-исследовательского внимания к проблематике АСЕАН свидетельствует увеличение числа задействованных в них институтов, рост количества исследований, совместных инициатив и мероприятий, которые формируют постоянную основу для работы представителей академического сообщества. Интенсификация экспертно-аналитической и научной работы, связанной с АСЕАН, в региональных вузах (особенно в Сибири и на Дальнем Востоке) в перспективе способна оказать позитивное влияние на эффективность сотрудничества между Россией и Ассоциацией.

На текущий момент для развития взаимодействия между Москвой и организацией существуют как возможности, так и ограничения. В связи с этим продолжение работы по линии совместных публикаций, международных обменов, отдельных исследовательских инициатив по приоритетным направлениям сотрудничества в перспективе позволит сторонам более плодотворно использовать преимуществ «второго трека» для решения актуальных задач.

Добавлено: 4 сентября 2017
Статья
Зиновьева Е. С., Крутских А. В. Международные процессы. 2014. Т. 36-37. № 1-2. С. 20-32.

Научно-технологические открытия всегда оказывали фундаментальное влияние на международ- ные отношения. Если в XX веке наибольшее значение имели достижения в ядерной физике, то в начале XXI века основной движущей силой, трансформирующей природу международной поли- тики, стала информационная революция и порожденный ею переворот в сфере электронных и Интернет-коммуникаций. В ближайшие десятилетия существенные последствия для мирополи- тических процессов приобретут открытия в области нано- и био-технологий, а также освоение новых видов энергии. Вслед за Е. Скольниковым, авторы полагают, что влияние науки и технологий на международные отношения может проявляться в четырех различных измерениях: – изменение архитектуры международной системы, ее внутреннего строения, ключевых принци- пов организации и отношений между ее участниками; – преобразование ключевых процессов, протекающих в международной системе, в том числе дипломатии, войны, управления, экономических отношений; – формирование новых областей международного взаимодействия, новых ограничителей и пре- имуществ в среде осуществления внешней политики, что включает в себя не только политические ограничения в международной деятельности, но и ограничения, накладываемые законами есте- ственных и социальных наук; – создание новых образов, на основании которых воспринимается международная политика, формирование условий информационной прозрачности функционирования международной системы, новых концепций и идей в теории международных отношений. Помимо осмысления влияния научно-технологических открытий на мировые политические про- цессы, в статье исследовано экономическое измерение научно-технологического процесса, выяв- лены и обобщены риски и угрозы, связанные с развитием науки и технологий, а также основные направления международного сотрудничества в данной области. Особое внимание в статье уделя- ется информационной составляющей современной глобальной научно-технологической сферы. Проанализированы роль и место России в мировом инновационном процессе.

Добавлено: 26 февраля 2015
Статья
Мирский Г. И. Международные процессы. 2008. № 1(18).
Добавлено: 5 ноября 2008
Статья
Зиновьева Е. С. Международные процессы. 2020. Т. 17. № 3. С. 51-65.

В условиях нарастания конфликтности в цифровой среде в современной научной литературе проявляется склонность анализировать данную сферу международных отношений с позиций политического реализма и с опорой на представления и концепции, сложившиеся в данной школе ещё в эпоху биполярного ядерного противостояния. Одним из наиболее проработанных и популярных теоретических направлений реализма является теория сдерживания. Авторитетные американские исследователи, такие как Дж. Най и М. Либики, а также ряд других авторов утверждают, что стратегия сдерживания по аналогии с ядерным сдерживанием, но с некоторыми модификациями, может быть использована и в отношении кибервооружений. В этой связи академическим сообществом был предложен и активно используется новый термин «киберсдерживание» (cyber-deterrence). Эти концептуальные построения находят своё отражение на уровне практической политики. В частности, согласно Стратегии национальной безопасности от 2017 года, США стремятся к сдерживанию конкурентов и противников в киберпространстве. Цель статьи заключается в научной критике американской концепции «киберсдерживания» путём рассмотрения её в контексте особенностей цифровой «дилеммы безопасности». Доказывается, что эти особенности настолько фундаментальны, что сдерживание в киберпространстве принципиально отличается от сдерживания в любой другой сфере международных отношений. При этом ни авторы концепции «киберсдерживания», ни политики, реализующие её на практике, этих особенностей не учитывают. Современные информационно-коммуникационные технологии принципиально отличаются от всех предыдущих технологий, что необходимо учитывать при их военном использовании. Аналитические категории, разработанные в период ядерного сдерживания, не могут применяться к цифровой среде без существенной модификации. В этой связи особенно востребованными становятся нормы ответственного поведения государств в глобальном информационном пространстве. Их выработка рассматривается в качестве одного из инструментов снижения конфликтности в данной области.

Добавлено: 25 сентября 2020
Статья
Сергунин А. А., Конышев В. Н. Международные процессы. 2017. Т. 15. № 4. С. 202-217.

Дискуссии о кризисе миротворчества –важная часть более широкого обсуждения вопросов о путях и способах реформирования ООН. Новый этап в эволюции миротворчества связан с появлением концепции "обязанность защищать", которая получила широкое признание. В то же время она вызывает неоднозначные оценки, поскольку проблема пропорционального и легитимного применения военной силы осталась нерешённой. На практике это привело к политизации концепции и использованию её для прикрытия иных политических целей заинтересованных государств.

Несмотря на широкое признание многих недостатков организационного, институционального и концептуального характера, пока не удаётся достигнуть согласия по дальнейшим шагам в сторону реформ. Об этом говорит появление большого количества группировок государств–членов ООН вокруг того или иного проблемного поля. Одним из таких международных форумов может стать объединение БРИКС, члены которого проявляют значительный интерес к проблеме эффективности миротворчества. Для того чтобы понять перспективы сотрудничества России с партнёрами по БРИКС, в статье изучаются особенности позиций России, КНР, Индии, Бразилии и ЮАР по отношению к развиваемой в рамках ООН концепции "обязанность защищать".

В статье показано, что государства БРИКС имеют ряд общих позиций, которые включают в себя недопустимость вольного толкования резолюций Совета Безопасности ООН на стадии имплементации, необходимость разработки чётких критериев применения военной силы, актуальность создания механизмов для мониторинга миротворческих операций, более активное вовлечение региональных организаций в миротворчество ООН. В то же время между ними сохраняются и различия в трактовке "обязанности защищать", связанные с особенностями их политической истории и культуры, спецификой региональных интересов и внутриполитическими факторами.

Таким образом, внутри БРИКС существует платформа для сотрудничества и координации действий. При этом наиболее активную и последовательную позицию в отношении концепции "обязанность защищать" занимают Россия и Китай.

Добавлено: 24 февраля 2019
Статья
Воронцов А. В., Понька Т. И., Варпаховскис Э. Международные процессы. 2020. Т. 18. № 1. С. 89-105.

Актуальность изучения академических дискуссий в незападных странах обусловлена тем, что созданные западными исследователями теории международных отношений, обосновывавшие интересы и ведущую роль Запада в мире, не в состоянии объяснить и спрогнозировать характер и направленность развития нарождающейся системы. Отличительной чертой современных международных отношений стала возросшая роль развивающихся азиатских стран, что оказывает влияние на динамику структуры мироустройства. Возникает потребность теоретически определить роль и место незападных стран в ней. В настоящей статье авторы анализируют Сеульскую школу международных отношений. Целью анализа стал разбор южнокорейской версии концепции «держав среднего уровня». Авторы показывают, что за основу южнокорейские специалисты взяли понятие, разработанное западными исследователями, но придали ему новую интерпретацию, учитывающую региональный контекст. Среди южнокорейских специалистов сложился консенсус в отношении оценки места и роли их страны в регионе и мире. Они обращают внимание на то, что Республика Корея окружена четырьмя ядерными державами, три из которых являются постоянными членами Совета Безопасности ООН. Подобное положение существенно ограничивает возможности и ресурсы влияния Сеула на региональную и мировую политику. Тем не менее достигнутые экономическая и финансовая мощь позволяют Республике Корея вести нишевую дипломатию, направленную на предотвращение столкновений между великими державами в борьбе за гегемонию, содействие мирному разрешению споров между странами региона, установлению норм международного права, более доверительным отношениям между США и Китаем, что способствует поддержанию глобальной и региональной безопасности. Одна из ключевых задач держав среднего уровня, к которым относит себя и Республика Корея, – быть мостом между великими державами.

Добавлено: 14 января 2021
Статья
Лукин А. В., Пугачева О. С. Международные процессы. 2020. Т. 18. № 4 (63). С. 143-157.
Добавлено: 21 июня 2021
Статья
Соболева Е. Д., Кривохиж С. В. Международные процессы. 2020. Т. 18. № 1. С. 119-134.

В условиях многополярности возрастает роль региональных держав, которые стремятся занять лидерские позиции и оказывать влияние на формирование регионального порядка. Нередко за роль лидера в регионе соревнуются сразу несколько стран, однако возможны и другие варианты, например асимметричное лидерство. Асимметричное лидерство подразумевает, что региональная держава не пытается стать единственным лидером во всех сферах, а степень и характер её вовлечённости в решение разных проблем региона различны. В данной работе на примере политики КНР в Центральной Азии авторы пробуют осмыслить феномен асимметричного лидерства. В теоретической части работы обозначены основные положения теории лидерства в международных отношениях, которые использованы для оценки политики Китая в Центральной Азии. В эмпирической части рассмотрены институты, региональный фокус, цели, материальные и идеологические ресурсы китайских инициатив, а также анализируются мотивы, которыми руководствовался Китай при выборе своей региональной стратегии. Авторы заключают, что в Центральноазиатском регионе КНР демонстрирует лидерские амбиции в нескольких областях (безопасность, экономика, финансы, экология), однако способы реализации этих амбиций существенно различаются. Например, создание специальных институтов Пекин инициировал только для сотрудничества по вопросам нетрадиционных угроз безопасности и финансового управления. Это говорит об избирательном и прагматичном подходе Пекина к лидерству в регионе: очевидно, что главная задача КНР – не получение символического статуса лидера, а достижение конкретных целей внешней политики. Пример Центральной Азии, которая традиционно относилась к сфере влияния России, позволяет изучить варианты реакции одного крупного игрока на лидерские проекты другого. В китайский проектах в Центральной Азии Россия играет разные роли: со-лидера в борьбе с терроризмом, последователя в сфере финансового управления, конкурента в сфере экономического сотрудничества и наблюдателя в программах по защите окружающей среды. Роль России определяется её ресурсами в каждой сфере и наличием собственных лидерских амбиций, а также желанием КНР поддерживать дружественные отношения с Москвой.

Добавлено: 17 октября 2020
Статья
Туробов А. В., Чумакова М. А., Вечерин А. В. Международные процессы. 2019. Т. 17. № 4. С. 153-177.

Сфера обеспечения безопасности наполняется новыми элементами (например, кибербезопас- ность, информационная безопасность, безопасность компьютерных сетей и т.д.); расширяется арсенал средств обеспечения безопасности (технологии, а также технические и организацион- ные средства, включая телекоммуникационные каналы для сбора, формирования, обработки, передачи или приёма информации об угрозах безопасности и мерах по её укреплению), которые значительно укрепляются за счёт использования цифровых технологий. В данной работе прово- дится анализ современных методов и технологий прогнозирования преступности, применяемых в области национальной безопасности. Достижения в сфере науки о данных (Data Science) и работы с большими данными (Big Data) заложили научную основу для развития интеллектуаль- ного анализа данных (Intellectual Analysis, Predictive Analysis), на основании которого сформиро- валось математико-статистическое прогнозирование общественно опасных преступных деяний (антитеррористические алгоритмы, алгоритмы прогнозирования деятельности организованной преступности/банд). Цель статьи заключается в выявлении основных тенденций и потенциаль- ных выгод применения цифровых технологий, а также определение вызовов, стоящих перед государствами при использовании математико-статистических методов прогнозирования пре- ступности. Посредством мета-анализа научных разработок и практического применения алго- ритмов прогнозирования преступности в разных странах (США, Китай, Япония, Сингапур, Индия) демонстрируется разнообразие подходов в применении прогностических систем. В пер- вой части статьи представлены методологические и технические аспекты применения алгорит- мов. Вторая часть содержит обзор национальных практик использования алгоритмов прогнози- рования преступности в Индии, Японии и Сингапуре. Третья и четвёртая части посвящены более детальному рассмотрению стратегий и практик применения алгоритмов в США и Китае соответственно. Выбор стран-кейсов Индии, Японии и Сингапура определяется высокими показателями в различных инновационных и технологических рейтингах стран мира. Китай и США имеют большие технологические экономики, располагающие наиболее развитыми цифро- выми технологиями. В результате метаанализа выявлены риски и выгоды применения математи- ко-статистических алгоритмов прогнозирования преступности, в числе которых: «милитариза- ция» гражданской сферы; игнорирование социальных, культурных и политических аспектов жизни обществ, из-за чего утрачивается точность статистического прогноза; использование исторических данных (зарегистрированные преступления) содержат изначально заложенные расовые, половые, конъектурные предрассудки; существующие подходы не учитывают личност- ные особенности субъекта, также процессы принятия решения о совершении противоправных действий; отсутствие государственного контроля за соблюдением баланса между использовани- ем алгоритмов и соблюдением прав граждан.

Добавлено: 29 мая 2020
Статья
Усоскин В. М., Белоусова В. Ю., Чичканов Н. Ю. Международные процессы. 2019. Т. 17. № 1. С. 38-61.

В условиях спада хозяйственной активности и ужесточения бюджетных ограничений после мирового финансового кризиса 2007–2009 годов страны–участницы ОЭСР уделяют повышенное внимание реализации программ НИОКР как одному из средств повышения темпов экономического роста и уровня общественного благосостояния. В свою очередь, развивающиеся страны заинтересованы в заимствовании и последующей адаптации лучших западных практик к национальным особенностям для обеспечения устойчивого инновационного развития. Примером таких практик могут служить инструменты политики стимулирования НИОКР, используемые правительством США и государствами–членами Европейского Союза (ЕС). В статье даётся сравнительный анализ целей и задач программ НИОКР этих стран, форм государственной финансовой поддержки средних и малых инновационных компаний, особенностей развития частно-государственного партнёрства и международного сотрудничества в области создания и распространения новых технологий. Если в ЕС финансирование различных областей науки объединено в рамках масштабных Рамочных программ, то в США подобные инициативы являются более узконаправленными. И ЕС, и США активно развивают международное сотрудничество в сфере науки и технологий, в том числе и друг с другом. В работе проводится исследование бюджетов и инструментов финансирования НИОКР в частном секторе хозяйства. И в ЕС, и в США интенсивно используются различные механизмы стимулирования создания частно-государственных партнёрств, а также как прямые, так и косвенные инструменты финансирования НИОКР. Значительное внимание в статье уделяется организационным подходам к управлению программами НИОКР, координации деятельности вовлечённых ведомств, а также проблемам формирования и утверждения бюджета соответствующих программ. Проведённый анализ позволяет выявить общие черты и различия, характерные для реализации программ НИОКР в ЕС и США, а также наиболее эффективные формы и лучшие практики, используемые в рамках соответствующих программ.

Добавлено: 24 сентября 2019