• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Советы, секреты и клевета в придворной жизни согласно произведениям португальского короля Дуарте I (1433–1438)

В статье предпринята попытка реконструкции представлений о видах публичной речи и о ее роли в повседневной жизни португальского придворного общества 1-й половины XV в. В качестве основных источников использован трактат португальского короля Дуарте (1391—1438, правил с 1433 г.) «Честный советник» (Leal Conselheiro, ок. 1437—1438 гг.) и составленная им же «Книга советов», также известная как «Книга картузии» (Livro dos Conselhos de el-rei D. Duarte, 1430-е гг.). Первое произведение во многом создано под влиянием морально-политической философии, основанной на текстах Цицерона и Сенеки, традиции королевских зерцал (в первую очередь, Эгидия Римского), произведений кастильского гуманиста Алонсо из Картахены. Однако в «Честном советнике» и особенно в «Книге советов» важнейшим аспектом является ориентированность на политическую и повседневную практику. Основную часть данных текстов составляют послания-советы, авторами которых были как члены королевской семьи, так и придворные священники, врачи, юристы. Характерное для текстов короля Дуарте сочетание «теории» и «практики», позволило изучить пути взаимодействия между миром моральных норм и повседневной жизнью. Предлагаемы в них концепции формировали своего рода «поле координат» межличностного общения в аристократических кругах. С другой стороны, для Дуарте характерна интерпретация повседневных и исключительных событий недавнего прошлого как морального образца. В статье анализируются используемые в данных текстах понятия, которые не только описывали, но и, как предполагается, формировали социальные взаимодействия при королевском дворе. Представления о роли публичной письменной и устной речи (в том числе и роли самих советов) связаны с ключевыми в морально-политической системе короля Дуарте понятиями честности/верности (lealdade), любовь (amor), доверие (fiúza е confiança). Именно они оказываются основой дружеской и родственной речи, важнейшей характеристикой которых была «ясность». Отсутствие ясности было характерно для общения со внешнем миром, в таком случае общая тайна (segredo) скрепляла родственные связи. Клевета (detraçom) оценивается вне понятия ясности, как орудие, направленное против «доброй славы» как основы социального статуса.