• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Феномен тахарруш как коллективное сексуальное насилие

Логос. 2018. Т. 28. № 4. С. 157-186.

В статье анализируется феномен коллективного сексуального насилия, ярко проявившийся в Германии в связи наплывом беженцев и мигрантов в последние пару лет. В поисках объяснения этого феномена как экспорта гендеризованных форм насилия автор  исследует его истоки в форме вторичного анализа данных мониторинга, отслеживая эскалацию и разрывы в практике применения сексуализированного насилия, сопряженного с политической борьбой во время двух египетских революций. Интерсекциональность  гендера, этничности, социальных проблем и кризиса власти, рассмотренные в ряде исследований  в режиме мониторинга, свидетельствуют о привнесении политических значений в сексуализированное насилие или об инструментализации сексуального насилия политическими силами в борьбе за власть. Именно в этом контексте складывается практика коллективного сексуального насилия под названием тахарруш и его легитимация в дискурсивном пространстве арабской современной культуры. С очевидностью, заняв десятилетие, эта практика напрямую и косвенно, через дискурсивные легитимации, способствовала маскулинной социализации молодых поколений арабских мужчин. Этот тип маскулинной социализации выстроен на определенных социальных нормах, оправдывающих применение насилия в отношении «преступивших» моральные и религиозные границы женщин, а также сопряжен с перформативностью насильственного потенциала в публичном пространстве. Опыт участия на Тахрире как символическое достижение гегемонной мужественности позволил компенсировать лакуны мужественности тем, кто испытывал экономическую депривацию вследствие безработицы, и тем самым восстанавливал мужские иерархии. Возможно в перспективе пересборки феномена тахарруш в ином, уже западном контексте эмиграции, объяснением является не только длящаяся экономическая, социальная, психологическая, сексуальная депривация беженцев из арабского мира, но также социализация через прямые и косвенные практики тахарруш.