• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Советские корейцы в молохе политических репрессий 1930-х годов

В сообщении представлен анализ деструктивной политики Союза ССР пик, которой пришелся на 1937-1938 гг. Советские корейцы, как и весь советский народ был подвергнут репрессивным акциям, в том числе по обвинению в «шпионаже в пользу Японии», а также принудительному переселению по национальному признаку. Автор проводит связь между политическими репрессиями и депортацией корейцев в Центральную Азию. Развитие событий на Дальнем Востоке в 1930-х годах позволило советской власти проводить запланированную акцию по обвинению корейского населения в «японском шпионаже». Ведя игру с главным международным противником на Дальнем Востоке – Японией, советское правительство занималось всесторонней подготовкой общества к восприятию этого мифа. Одновременно в аппарате НКВД СССР, под руководством Н. Ежова, при поддержке И. Сталина формировалась юридическая база для депортации корейского населения с территории Дальнего Востока, т.е. политические репрессии как таковые были подчинены одной цели – обвинению всего корейского народа в «японском шпионаже».В сообщении представлен анализ деструктивной политики Союза ССР пик, которой пришелся на 1937-1938 гг. Советские корейцы, как и весь советский народ был подвергнут репрессивным акциям, в том числе по обвинению в «шпионаже в пользу Японии», а также принудительному переселению по национальному признаку. Автор проводит связь между политическими репрессиями и депортацией корейцев в Центральную Азию. Развитие событий на Дальнем Востоке в 1930-х годах позволило советской власти проводить запланированную акцию по обвинению корейского населения в «японском шпионаже». Ведя игру с главным международным противником на Дальнем Востоке – Японией, советское правительство занималось всесторонней подготовкой общества к восприятию этого мифа. Одновременно в аппарате НКВД СССР, под руководством Н. Ежова, при поддержке И. Сталина формировалась юридическая база для депортации корейского населения с территории Дальнего Востока, т.е. политические репрессии как таковые были подчинены одной цели – обвинению всего корейского народа в «японском шпионаже».