• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Коммеморация столетия революции(й) 1917 года в РФ: Анализ стратегий ключевых мнемонических акторов

Статья посвящена анализу политических практик коммеморации столетия Февральской и Октябрьской революций 1917 года в России. На основе недавних выступлений политиков и публицистов реконструируются стратегии ключевых мнемонических акторов – властвующей элиты, коммунистов, Русской православной церкви, «консерваторов», «либералов»  и др. Исследование сочетает анализ дискурсов и коммеморативных практик. Коммеморация исторического события рассматривается как политический процесс, исход которого определяется взаимодействиями мнемонических акторов, которые 1) преследуют определенные политические цели и так или иначе позиционируют себя относительно других акторов, 2) избирательно используют общий репертуар символических ресурсов, участвуя в его трансформации.

На основании анализа основных стратегий мнемонических акторов сделан вывод о наличии фрагментированного, конфликтного режима памяти о событиях 2017 года. Об этом свидетельствуют не только расхождения оценок исторических событий, но и присутствие в поле политики памяти акторов, которые используют символический потенциал революции для продвижения собственных политических повесток, оспаривая нарративы оппонентов. Согласно данным опросов, не менее резкое расхождение оценок революции(й) 1917 года наблюдается и в общественном мнении. Реализация предложенного властвующей элитой сценария «примирения» потомков «красных» и «белых» отчасти облегчается тем, что ее главный оппонент – КПРФ – поддерживает рамки «патриотического» и антизападнического дискурса. Кроме того, власть имеет влиятельного союзника в лице Русской Православной Церкви. Однако, как показали дискуссии по поводу одного из центральных пунктов программы коммеморации – установки памятника Примирения в Крыму – в условиях фрагментированного и конфликтного режима памяти оппозиционные официальному курсу мнемонические акторы могут воспрепятствовать публичной демонстрации «примирения и согласия», даже если они не располагают большими ресурсами.