• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Динамика и структура причин смерти молодежи России и Европы

Профилактическая медицина. 2016. Т. 19. № 4. С. 7-14.
Николаюк Е. А.

В современной России смертность молодежи выше, чем в европейских странах, причем за последние 50 лет этот разрыв увеличился. Цель данной статьи – проследить динамику показателей смертности молодежи в России в 1959-2014 гг., провести сравнение с аналогичными показателями стран Европы, и на основе анализа различий в причинах смерти понять, за счет каких факторов этот разрыв увеличился в течение последних 50 лет. Для этого был проведен анализ данных о смертности. В результате установлено, что главные отличия в смертности российской молодежи проявляются в уровне смертности классов «Внешние причины смерти» и «Болезни системы кровообращения». Незавершенность эпидемиологического перехода и катастрофический рост смертности от этих основных причин смерти в 90-х гг. в России еще больше увеличили разрыв в уровне смертности с другими европейскими странами. Тенденция снижения смертности в России по таким основным рубрикам класса «Внешние причины смерти», как «Транспортные несчастные случаи» и «Преднамеренные самоповреждения» начала формироваться недавно — с середины 2000-х гг. В европейских странах эта тенденция отмечена еще в конце XX в. Высокая смертность молодых лиц определяется как объективными факторами (качество и доступность медицины), так и субъективными (оценка собственного здоровья, забота о здоровье, отношение к медицине, рискованность поведения, ценность собственной жизни, жизни других людей). Субъективные факторы связаны с самосохранительным поведением – действиями человека, направленными на сохранение физического, телесного и психологического здоровья. В отличие от других классов причин смерти, класс «Внешние причины смерти» непосредственно отражает склонность молодых людей к рисковому поведению и неблагоприятные условия среды. Поэтому существующая разница в уровне смертности российской и европейской молодежи труднопреодолима без изменения самосохранительного поведения молодых людей в России.