• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

К ответу! Концепт протеста как исходный момент категории подотчетности

Активизация протестных действий на рубеже и в начале второго десятилетия нынешнего века совпала с началом новой волны политического развития. Это позволяет связывать протест с демократизацией (ее 5-й волной?), а также рассматривать его как начальный момент обновления практик и институтов подотчетности. Концептуализация протеста задает когнитивные рамки для использования подотчетности. Однако для участников протестных действий сама когнитивная схема протеста остается далеко не ясной. В статье предлагается реконструкция восходящего еще к римскому праву понятию защиты и утверждения своих гражданских прав вопреки их ущемлениям. Это понятие выражали термины provocatio и protestatio. Ключевое значение Ковенанта в христианстве сделало естественной апелляцию к бесспорному авторитету ради защиты и утверждения своих прав и свобод. В дальнейшем идея протеста была развита в проекте протестантизма. Использовалась традиционная трехчленная когнитивная схема конфликта двух сторон и подключения решающего арбитра. В ходе более поздних революционных потрясений произошло установление прямой связи между протестом, провокацией и революционным действием как таковым. Это вызвало смысловую редукцию, замену трехчленных конструкций двучленными (право-левыми). В современной политической литературе и в дискурсе в целом соперничают два общих типа понимания протеста. Одна тенденция исходит го революционаристских установок и бинарных моделей, акцентируя неконвенциональность протеста. Другое понимание протеста предполагает апелляцию к общественному мнению из-за некоей обиды, которая обычно связана именно с нарушением конвенций – писаных или неписаных, а также включает явно или неявно выраженное требование восстановить попранную конвенцию. Далее в статье рассматриваются такие формы протеста, как петиция, демонстрация и манифестация. Анализируется внутренняя форма этих понятий и развитие их политического смысла, а также их формирующее воздействие на становление практик и институтов подотчетности.