• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Проблемы и перспективы развития образования в сельской местности в странах с переходной экономикой (на примере России и Китая)

С. 351-360.
Абанкина И. В., Красилова А. Н., Ястребов Г. А.

Проведение сравнительного исследования проблем и перспектив развития образования в сельской местности во многом обусловлено принципиально различающейся стратегией перехода к рынку, выбранной Россией и Китаем, что прямо сказывается на приоритетах образовательной политики и проводимых образовательных реформах. Один из ключевых факторов, определяющих стратегию и тактику образовательных реформ - демографические тенденции и изменения в системах расселения двух стран. Китай – страна с быстро растущим населением, и в этом смысле динамично расширяющейся системой образования, формирующейся в ответ на увеличивающийся с высоким темпом общественный спрос на образовательные услуги всех уровней образовательной системы. Россия – страна, которая последние два десятилетия характеризуется демографическим спадом и резким сокращением числа учащихся, соответственно сужающейся системой образования. Отметим, что масштаб сжатия измеряется не 5-10%, к которым образование может адаптироваться, а примерно 30% сокращением, которое уже требует системных изменений. Такое масштабное количественное сокращение общественного спроса на образовательные услуги всех уровней вместе с существенными изменениями в системах сельского расселения в регионах России требует новых подходов к организации и управлению образовательной системой в сельской местности. Вместе с тем и для Китая характерны тенденции обезлюдивания сельских территорий и отток экономически активного населения из сельской местности. Наиболее ярко эти тенденции проявляются в западных провинциях Китая, которые характеризуются сложной социальной ситуацией и экономической отсталостью по сравнению с юго-восточными провинциями и динамично развивающимися сельскими территориями вокруг крупных городов.

Подчеркнем, что в России, как и в Китае, накоплен большой опыт образовательных технологий для расширяющихся систем. Однако ни в Китае, ни в России нет опыта эффективного развития сельского образования в условиях демографического спада и интенсивной миграции сельского населения в города. Именно поэтому проблемы и перспективы развития образования в сельской местности в последние десятилетия находятся в фокусе образовательной политики большинства стран с переходной экономикой.

Партнерами в реализации проекта стали со стороны России - Институт развития образования совместно с Лабораторией сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ НИУ-ВШЭ; со стороны Китая - Международный исследовательский Центр по развитию сельского образования ЮНЕСКО и Пекинский педагогический университет.  В 2010 году был выполнен первый этап сравнительного исследования проблем и перспектив развития образования в сельской местности в каждой из стран – участниц проекта, а именно выбраны пилотные регионы и проведено исследование возможных образовательных и карьерных траекторий выпускников сельских школ на основе социологического опроса учащихся 9-11-х классов сельских школ и их родителей в трех регионах каждой из стран. Были выбраны по три пилотных  региона, отличающиеся природно-климатическими и транспортными условиями, уровнем и профилем социально-экономического развития, демографическими тенденциями и системами сельского расселения:

  • один регион, расположенный вблизи крупного столичного города (в России – Московская область),
  • второй регион с экономикой преимущественно аграрного профиля и труднодоступными сельскими территориями (в России – Алтайский край),
  • третий регион, имеющий ярко выраженную этнокультурную специфику ( в России – Республика Саха (Якутия).

Планируется, что китайские коллеги приедут на апрельскую конференцию и доложат о результатах 1-го этапа проекта, связанного с изучением возможных образовательных и карьерных траекторий выпускников сельских школ на основе исследования, проведенного в трех регионах Китая.

В фокусе внимания российской исследовательской группы НИУ-ВШЭ были факторы, определяющие возможные карьерные и образовательные траектории учащихся выпускных и предвыпускных классов сельских школ. Логическим ядром исследования стала эмпирическая модель основных теоретических представлений о процессе формирования этих траекторий. Согласно этим представлениям, совокупность факторов, влияющих на данный процесс, целесообразно разделить на три группы. К факторам макросреды относятся такие характеристики среды проживания, как степень развитости региональной инфраструктуры и рынка труда, в значительной степени определяющие горизонты карьерных и образовательных траекторий проживающих на данной территории людей. На уровне локальной территориальной общности (напр., конкретная сельская или деревенская община) действуют факторы мезосреды, определяющие характер вторичной социализация индивида (напр., учреждения образования, трудовые коллективы предприятий и организаций и проч.). И, наконец, на микроуровне вступают в действие факторы, оказывающие непосредственное влияние на характер первичной социализации индивида, его воспроизводства как члена социума, прежде всего, через усвоение определенных норм поведения и установок в семье.

Все перечисленные факторы являются институциональными (или структурными) постольку, поскольку они определяют специфические границы и возможности социального продвижения конкретных индивидов вне зависимости от их психофизиологических качеств. В своем анализе в качестве первого институционального фактора (потенциальной) социальной мобильности мы рассматривали региональный фактор, который представляет собой интегральную характеристику специфических условий проживания, в качестве второго – институт образования, и, наконец, в качестве третьего – характеристики родительской семьи.

В свою очередь, специфика этой методологической позиции нашла отражение в инструментарии социологических опросов, которые были проведены в трех российских регионах - Московская область, Алтайский край, Республика Саха (Якутия) - в сентябре-ноябре 2010 г. и являются источником первичной эмпирической информации об изучаемом объекте. В каждом регионе был выбран сельский муниципальный район, наиболее полно отражающий региональные социально-экономические особенности, после чего в этих районах были опрошены все учащиеся 9-11 классов сельских школ и их родители. Опросы проводились на основе формализованных интервью, которые были рассчитаны на применение в специфической сельской социокультурной среде и состояли из двух модулей, раскрывающих информацию о самих учащихся и их родителях.

В ходе исследования, в частности, было установлено, что подавляющее большинство учащихся сельских школ (около 80%) ориентировано на получение высшего образования с перспективой трудоустройства и проживания в городах, причем этот результат практически никак не связан с региональной спецификой. Эти оценки подтверждаются не только ожиданиями родителей детей, но и стереотипами школьников о возможных перспективах своих сверстников. При этом профессиональные притязания учащихся сельских школ хоть и ограничиваются кругом преимущественно городских профессий (квалифицированный умственный труд), объективно требуют столь высокого уровня подготовки лишь в 70% случаев. С другой стороны, исследование показывает, что нынешний контингент учащихся сельских школ практически полностью игнорирует такую перспективу, как получение начального профессионального образования и трудоустройство на рабочих специальностях не только в сельском хозяйстве, но и в промышленности. В условиях столь массово укоренившегося в сознании населения стереотипа о  ценности высшего образования и преимуществах городской жизни, также неудивительно было обнаружить, что дифференциация предпочтений школьников практически инвариантна по отношению к ресурсным характеристикам семей. Среди таковых, в частности, рассматривались параметры, имеющие отношение к уровню их экономического, человеческого, культурного и социального капиталов.

Рассматривая систему образования, как один из факторов, формирующих  образовательные и карьерные траектории будущих выпускников, необходимо отметить, что даже на уровне муниципальных районов и городских округов система образования соответствует выявленным предпочтениям или движется в этом направлении. Это проявляется в том, что сворачиваются учреждения начального и среднего профессионального образования, в то время как учреждения высшего образования, несмотря на ужесточающуюся конкуренцию и демографический кризис, продолжают развиваться. Более того, можно утверждать, что российские ВУЗы активно эксплуатируют сложившиеся предпочтения и в этом отношении ведут себя как рыночные организации.

Полученные выводы позволяют сформулировать предположение, касающееся прикладных аспектов данного исследования. Оно состоит в том, что попытки восстановления начального профессионально-технического образования, в том числе ориентированного на село, могут оказаться менее перспективным и востребованными, чем развитие программ прикладного бакалавриата на базе вузов и техникумов, как площадок для разворачивания наиболее интересных прикладных образовательных программ со статусом первого уровня высшего образования для специальностей аграрного профиля, обеспечивающих устойчивое развитие села и фермерских хозяйств.