• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Эсхатологический царь-странник. Мифологема царской харизмы времен Юстиниана в восточно-христианских текстах

С. 14-26.

Идея царской харизмы иногда принимала на христианском Востоке довольно парадоксальные формы. Это было связано с тем, что он создавался из нескольких культурных и религиозных кластеров, и каждый из них развивал свое направление и понимание царства. У сирийского мира была идеальная модель истинного царя, и им был Александр Великий. Его образ был создан по мотивам знаменитого романа Пс.-Каллисфена. Она приняла свою окончательную форму в сирийском и арабском романе об Александре и, в конечном счете, в Апокалипсисе Пс.-Мефодия, написанном в конце VII в. В этих текстах Александр отправляется в далекие восточные страны в поисках "живой воды", чтобы спасти Империю. Он переносит Царство, данное ему Богом, на Восток, чтобы спасти его и вернуть Богу в момент Страшного Суда. Сирийские антихалкидониты увидели в арабском вторжении последний акт этой драмы. Интермеццо можно найти в сирийском "Романе о Юлиане", эсхатологическом фантастическм эпосе, пытающемся показать Юстиниана как праведного правителя, который в конечном итоге должен спасти империю от халкидонского проклятия. Этот образ нашел свое отражение в грузинской традиции. В ქართლის ცხოვრება антицарь Юлиан и его христианский антагонист Иовиниан (замаскированный Юстиниан) играют важную роль в создании грузинской царской мифологии знаменитым картлийским монархом V в. Вахтангом Горгасалом.